Пуля для Фердинанда

В российской истории Первая мировая война стала лишь прологом к революциям 1917 г. и к последовавшей за ними кровавой междоусобице. Видимо, поэтому у нас Первой мировой и не уделяется должного внимания. Так, например, встречающиеся в отечественной литературе описания убийства наследника австрийского престола эрцгерцога Франца Фердинанда 28 июня 1914 г1, в Сараево, ставшее формальным поводом для начала мировой бойни, полны неточностей и откровенных ошибок. Более того, никто из наших историков так и не сделал основательного анализа причин сараевской трагедии.

В конце июня 1914 г. наследник авс-тро-венгерского престола Франц Фердинанд по приглашению наместника Боснии и Герцеговины генерала Оскара Потиорека принял участие в военных манёврах в Боснии. На 28 июня был запланирован его визит в Сараево. На вокзал «Илиджа» поезд с эрцгерцогом и его супругой прибыл в 10:05. Высоких гостей встречала рота почётного караула и сам Потио-рек. Франц Фердинанд провёл смотр войск, после чего направился к авто-мобилям, которые обслуживали его визит. В первом из них должны были ехать четверо охранников из Вены, которые сопровождали наследника в поездке. Однако по невыясненным причинам в этот автомобиль почему-то сели начальник детективного отдела и три чнна местной полиции. Во вторую машину поместились бургомистр Сараево Фехим Эфенди Чурчич, начальник полиции города Эдмунд Герде и полицейский Максимович. Третий автомобиль, двойной фаэтон «Грэф и Штифт» оливкового цвета с государственным регистрационным номерным знаком A-IIT118, принадлежащий графу фон Гарра-ху, предназначался для эрцгерцога с супругой.

Колонну замыкал запасной автомобиль поручика Грайна, в котором сидели майор Эрих Риттер фон Хют-тенбреннер и ротмистр Иосиф Граф цу Эрбах-Фюрстенау.С вокзала колонна направилась в сторону ратуши. Машины следовали по боковой набережной Аппеля. Никто из сидящих в них не подозревал о том, что ещё на рассвете на пути следования кортежа расположились шестеро членов радикальной молодёжной организации «Молодая Босния», вооружённые пистолетами «Браунинг» обр. 1910 г. и ручными гранатами системы «Васич-ВТЗ» обр. 1904/12 г. Их звали Таврило Принцип (1894-1916), Неделько Чабринович (1895-1916), Васо Чубрилович (1897-1990), Триф-ко Грабеж (1895-1916), Мухаммед Мехмедбашич (1886-1943), Цветко Попович (1896-1980). Руководил ими, но не принимал непосредственного участия в покушении Данило Илич (1891-1915).Первым из заговорщиков, кто увидел эрцгерцога, был Мехмедбашич. Однако при виде кортежа и толпы он не решился бросить гранату.

Недалеко от здания полицейского управления стоял Чубрилович. Он тоже не смог заставить себя вытащить бомбу и бросить её в машину. В 10:17 колонна находилась недалеко от здания семинарии, где стоял Неделько Чабринович. Он выхватил из-за пояса гранату и тут же с размаху бросил её в автомобиль эрцгерцога, прицелившись прямо в зелёные перья на его шляпе. Бомба упала на свёрнутую мягкую крышу автомобиля, но не взорвалась (время замедления взрыва гранаты «Васич-ВТЗ» составляло 12 с), и эрцгерцог успел отшвырнуть её прочь. Взрыв раздался только через несколько секунд под левым задним колесом следующей машины. В результате него «Мерседес-Бенц» подполковника Босс-Вальдека был серьёзно повреждён, несколько осколков ранили подполковника фон Мериццн, подполковника Александра Босс-Валь-дека и около двадцати зевак. За это время Чабринович успел спрыгнуть в речку Миляцку и попробовал принять цианистый калий, но ампула лопнула, и смертоносный порошок рассыпался. Полицейские бросились в погоню и схватили бомбиста. Флигель-адъютанта Мерицци на запасной машине перевезли в военный госпиталь. Несмотря на произошедшее, Франц Фердинанд не отменил дальнейшую программу своего визита и поехал в ратушу. Здесь эрцгерцог принял решение посетить в госпитале раненого полковника фон Мерицци. В интересах безопасности было решено, что колонна быстро проследует весь путь по широкой пустой боковой набережной Аппеля, не поворачивая на узкую улицу Франца Иосифа. Поражает, что после первой попытки покушения не были приняты никакие дополнительные меры безопасности.

В 10:45 автомобили в том же порядке за исключением повреждённого«Мерседеса» и запасного автомобиля, тронулись от ратуши. Однако По-тиорек забыл (?!) сообщить шофёрам об изменении маршрута. Вместо того чтобы ехать прямо по набережной Аппеля, первый и второй автомобили, как и было предусмотрено до изменения плана, повернули у Латинского моста на узкую улицу Франца Иосифа. Потиорек заметил ошибку и закричал шофёру: «Стой! Мы должны ехать дальше по набережной!». Лойка нажал на тормоз, машина остановилась на углу перед магазином-кафе Морица Шиллера и начала медленно разворачиваться. В этот момент её увидел Таврило Принцип.


Сразу же после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда началось расследование этого преступления. Власти Австро-Венгрии с самого начала и безоговорочно приняли версию, которая гласила, что за «боснийскими» террористами на самом деле стоит Сербия, а точнее, сербская военная разведка и тайная организация «Объединение или смерть». С непосредственными участниками и организаторами покушения расправились весьма жестоко. В ходе 12-дневного судебного процесса непосредственный убийца Фердинанда Таврило Принцип был приговорён к максимальному сроку  20 годам тюремного заключения (избежать смертного приговора юноше удалось благодаря тому, что он не достиг ещё совершеннолетия  20 лет). Организаторы покушения Данило Илич, Велько Чубрилович (не путать с Васо Чубриловичем) и Мишко Иованович были повешены 3 февраля. Остальные заговорщики были приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

Власти Австро-Венгрии посчитали «сербскую» версию покушения единственно верной, даже несмотря на то что Фридрих Визнер, специальный представитель МИД Австро-Венгрии, посланный в Сараево собрать доказательства, 10 июля 1914 г. телеграфировал в Вену: «Доказать и даже подозревать сербское правительство в том, что оно было осведомлено о покушении, либо участвовало в его осуществлении, подготовке и в предоставлении оружия, невозможно». Столь милая австрийцам «официальная версия» была построена на основе документов, относившихся к следствию и суду над убийцами. Согласно им, заговорщики в мае 1914 г. ходили по белградским магазинам и выбирали оружие. На помощь им пришёл член молодёжной революционной организации «Молодая Босния» богослов Джуро Шарац.

Шарац познакомил Принципа, Грабежа н Чабриновича с Миланом Циганови-чем, чиновником сербских государственных железных дорог, вступившим добровольцем ( их ещё называли четниками, комити, комитаджи) в сербскую армию для участия в балканских войнах. 24 мая Циганович отвёл Грабежа к капитану Воиславу (Войе) Танкосичу (1881-1915), члену центрального правления тайной организации «Чёрная рука», известному инструктору и командиру чет-нических отрядов. Танкосич был непосредственно подчинён начальнику разведывательного отдела Генштаба и руководителю общества «Чёрная рука» полковнику Драгутину Димит-риевичу «Апису».В тот же день Циганович принёс будущим убийцам один пистолет «Браунинг» обр. 1910 г. калибра 9 мм, который он получил от капитана Тан-косича для тренировки в стрельбе. Немного другую историю рассказывал многие годы спустя Драгиша Сто-ядинович. Из его слов, впоследствии подтверждённых документами, получилось так, что капитан Танкосич нанял его  одного из лучших стрелков в Сербии  для обучения Принципа и Грабежа стрельбе. Для этих целей Танкосич передал заговорщикам два «Браунинга», которые, в свою очередь, получил от некоего белградского торговца Карла Дусе. Тот, как оказалось, приобрёл на заводе фирмы «ФИ» четыре таких пистолета. Их серийные номера совпадают с номерами оружия, конфискованного у убийц эрцгерцога.

Именно участие в приобретении оружия капитана Танкосича, имя которого всплыло на судебном процессе и который был непосредственным подчинённым начальника разведывательного отдела Генштаба Сербии Димит-риевича, и послужило основанием для того, чтобы считать сараевскую акцию делом рук сербских спецслужб. Действительно, занимая должность начальника разведывательного отдела Генштаба, «Апис» имел возможность пользоваться услугами не только «Чёрной руки», но и «Народной обороны» и «Молодой Боснии». При этом очень важен вопрос: был ли он в состоянии полностью контролировать работу этих организаций? Кроме того, Димитриевич хорошо знал, что в ходе Балканской войны материальные и людские ресурсы страны были исчерпаны, и Сербия в 1914 г. не была готова к конфликту с Австро-Венгрией. Таким образом, трудно поверить, чтобы он организовал убийство, которое Вена могла легко использовать в качестве повода к войне. В 1917 г. на судебном процессе над «Чёрной рукой» в Салониках члены этой организации Мустафа Голубич и Чедомир Попович вспоминали, что Димитриевич, узнав о запланированном убийстве эрцгерцога, пытался предотвратить заговор, так как опасался, что он спровоцирует военную агрессию Австро-Венгрии против Сербии.

Доказать причастность «Чёрной руки» к заговору практически невозможно, так как документов, касающихся этой организации, фактически не осталось. Правда, бесспорным остаётся тот факт, что заговорщиков вооружил действующий капитан и близкий соратник «Аписа» Воислав Танкосич. Вполне возможно, что он действовал по собственной инициативе. Как бы то ни было, участия Танкосича в заговоре вполне хватило для того, чтобы 7 июля 1914 г. на заседании Совета министров Австро-Венгрии премьер-ми-нистр Венгрии граф Иштван Тиса заявил, что принято решение выступить против Сербии. 14 июля правительство Австрии согласилось с венгерским проектом ультиматума, 19 июля его текст окончательно утвердили, а 23 июля он был вручён сербскому правительству. Согласно этому документу, Сербии предлагалось принять все без исключения условия ультиматума, большинство из которых серьёзно затрагивали суверенитет страны:

1.    Запретить издания, пропагандирующие ненависть к Австро-Венгрии и призывающие к нарушению её территориальной целостности.

2.    Закрыть общество «Народная оборона» и все другие союзы и организации, ведущие пропаганду против Австро-Венгрии.

3.    Запретить антиавстрийскую пропаганду в народном образовании.

4.    Уволить с военной и государственной службы всех офицеров и чиновников, занимающихся антиавстрий-ской пропагандой.

5.    Сотрудничать с австрийскими властями в деле подавления движения, направленного против целостности Австро-Венгрии.

6.    Провести расследование по каждому из участников сараевского убийства с участием в расследовании представителей австрийского правительства.

7.    Арестовать капитана Воислава Танкосича и Милана Цигановича,
причастных к сараевскому убийству.

8.    Принять эффективные меры к предотвращению контрабанды оружия и взрывчатки в Австрию, арестовать пограничников, помогавших убийцам пересечь границу.

9.    Дать объяснения насчёт враждебных к Австро-Венгрии высказываний сербских чиновников в период после убийства.

10.    Без промедления информировать австрийское правительство о мерах, принятых согласно предыдущим пунктам.

Сербия приняла все условия ультиматума, за исключением шестого пункта  об участии австрийцев в расследовании убийства Франца Фердинанда, поскольку это условие уже в открытую затрагивало суверенитет страны. Этого оказалось достаточно для того, чтобы Австро-Венгрия полностью разорвала дипломатические отношения с Сербией, а 28 июля объявила ей войну. Первая мировая началась...