Первые запуски пилотируемых объектов в СССР

Трудности и даже неудачи при запусках объектов в космос проявлялись практически во все времена, когда создавалась новая уникальная техника. Однако трудности в прошлом и в настоящее время исходят от разных причин. Отметим только, что в начале освоения космоса был высочайший энтузиазм и необыкновенное стремление обеспечить запуск объекта, несмотря на то, что все было впервые. Тогда не было жажды материального обогащения, разгильдяйства и беспечности, порожденных постсоветской эпохой, приведшей к развалу экономики и деградации промышленности, к утечке квалифицированных кадров, к застою в развитии новых технологий.В 1950-е гг. наша Родина стала первой космической державой мира,которая, в том числе и благодаря этому, стала играть роль сверхдержавы, с мнением которой вынуждены были считаться все развитые государства мира. И мы гордились этим вполне заслуженно.



Прошло всего 12 лет после окончания Великой Отечественной войны. Завершая восстановление народного хозяйства, усилия нашего народа были также сосредоточены на повышение обороноспособности страны. Начиная с конца пятидесятых годов, в США было разработано несколько конкретных планов нанесения ядерных ударов по СССР. Необходимо было срочно создать силы возмездия, способные сдержать агрессию. В том числе были созданы первые в мире: межконтинентальные баллистические ракеты; первые искусственные спутники Земли и первые пилотируемые космические корабли, первые автоматические лунные, венерианские и марсианские корабли. Эти достижения стали возможны благодаря восстановленной военно-промышленной экономики государства, помноженной на энтузиазм людей и огромные ресурсы страны.При всей тщательности разработки и изготовления новой ракетно-космической техники, когда ее процесс развития шел по еще неизведанным путям, естественно возникали непредвиденные недостатки и даже потери. Чтобы меньше было потерь и ошибок, надо было постоянно учиться не повторять их, сокращая тем самым людской и материальный ущерб страны.Каждый новый запуск КА являлся воплощением новых идей. Каждый новый запуск являлся первым, решающим комплекс новых научных и практических задач.

При испытании МБР Р-7 только четвертый и пятый пуски были удачными. Вслед за ними с первой попытки вышли в кослЛэс первый и второй простейшие спутники ПС-1 и ПС-2. Но когда пришло время запустить той же ракетой третий ИСЗ (Объект «Д») с полезным весом 1327 кг, а не 83 кг, как при запуске первого в мире спутника Земли, возникли весьма серьезные проблемы. Пренебрегая полученными расчетами и опытом отрабатываемой ракеты-носителя на базе Р-7,
приняли решение по облегчению ее массы. Это облегчение осуществили за счет утончения баков с горючим, съема измерительной аппаратуры, в том числе телеметрических систем, кабельной сети, бортовых источников питания. Первая попытка запуска была предпринята ко дню рождения В.И. Ленина, но по техническим причинам была отложена. В результате запуска третьего ИСЗ, приуроченного к празднованию 1 Мая, 27 апреля 1958 г., его ракета-носитель взорвалась на 97 секунде. У всех нас, находившихся в районе старта, эта неудача вызвала стрессовое состояние души, которое может быть сравнимо только с первым неудачным пуском 15 мая 1957 г. испытываемой на полигоне межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. Ведь именно на базе успешной разработки ракеты Р-7, было принято 30 января 1956 г. специальное Постановление правительства по созданию первого неориентированного ИСЗ (Объекта «Д»), Это потом, спустя год, в связи с грандиозностью задач, возлагаемых на объект «Д», 15 февраля 1957 г., было принято новое Постановление правительства о запуске в 1957 г. простейших спутников ПС-1 и ПС-2. Благодаря этому постановлению и усилиям разработчиков простейших облегченных спутников и создателей КИК, мы оказались первыми в мире.

Причина взрыва ракеты с третьим спутником (космической лабораторией с 12 уникальными измерительными академическими приборами) осталась не выясненной. Тем не менее, нас отпустили домой в Москву. Вдруг, через неделю нас вновь срочно направляют на полигон. Хотя причина неудачного предыдущего запуска осталась невыясненной, 15 мая 1958 г. состоялась очередная попытка запуска ИСЗ. Как ни странно, но он вышел на орбиту случайно. Это подтверждается тем, что последующие в 1958 г. три попытки запуска КА в сторону Луны ракетой трехступенчатого варианта с утонченными баками 23 сентября, 12 октября и 3 декабря окончились неудачей. В результате все же было выявлено наличие таких резонансных явлений в опорожняющихся баках с горючим, которые привели к разрушению ослабленной конструкции ракеты третьего ИСЗ и двух последующих «лунников».Этих неудач можно было бы избежать, если бы система вибротелеизмерений оставалась на ракете при запуске третьего ИСЗ 27 апреля. Но состоялся бы тогда очередной запуск третьего ИСЗ 15 мая, обеспечивший ряд открытий? Он, вероятно, все же был бы, но намного позднее, так как потребовалась бы доработка ракеты-носителя.Серьезные проблемы при освоении космоса пришлось решать научно-инженерным кадрам и в процессе обеспечения полета также первых пилотируемых косми-ческих кораблей.Подготовка к пилотируемым КК официально началась с Постановления правительства от 10 декабря 1959 г. «О развитии исследований космического пространства». Проработка вопросов обеспечения полета человека в космос в ОКБ-1, НИИ-4 и других организациях началась еще в 1957— 1958 гг.

Перед всеми участниками осуществления космического полета человека была поставлено весьма ответственное задание: «Во что бы то ни стало сохранить жизнь первому космонавту». В процессе исследований в ОКБ-1 было установлено, что при спуске пилотируемого корабля необходимо использовать баллистическую схему спуска с орбиты, обеспечивающую реализацию полета в наиболее сжатые сроки.В разработке только самого КК «Восток» участвовало 123 предприятия. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 11 октября 1960 г. «Об объекте «Восток-ЗА» полет первого человека в космос планировался на декабрь 1960    г., но случилось непредвиденное:

24    октября на старте взорвалась МБР Р-16. При взрыве погибло 76 специалистов, в том числе и Председатель Государственной комиссии Главный маршал артиллерии М.И. Неделин. Вместо него в январе 1961 г. Распоряжением Правительства СССР Председателем Госкомиссии был назначен генерал-лейтенант А.И. Соколов. Запуск КК в связи с этим существенно задержался. Только 30 марта 1961 г. состоялся доклад в ЦК КПСС, подписанный Д.Ф. Устиновым, К.М. Рудневым, М.В. Келдышем, С.П. Королевым и другими руководителями создания корабля, о его готовности к запуску. В нем было отмечено, что в случае отказа системы посадки корабля на Землю будет обеспечен спуск корабля за счет естественного торможения в атмосфере в течение 2-7 суток.

С 15 мая 1960 г. по 25 марта 1961    г. было осуществлено семь экспериментальных запусков КК «Восток». Среди комплекса проблем одной из важнейших явилась проблема обеспечения спуска корабля на Землю. Перед специалистами теории полета, измерений и баллистиками была поставлена задача: вывести J корабль на оптимальную орбиту, которая реализовала бы одновит-ковый полет с учетом атмосферного торможения. В крайнем случае, допускался не более чем трехвитковый полет, обеспечивающий приземление КК на территории Советского Союза. Научно-технические проработки решения проблемы возвращения космонавта на Землю велись в до самого момента запуска корабля в космос. Так, используя двухкратное различие площадей корабля встречному атмосферному потоку при его полете вдоль и поперек продольной оси, Ю.А. Гагарину было рекомендовано при ручном управлении в районе апогея орбиты устанавливать продольную ось корабля под 90° относительно направления его полета, а в районе перигея орбиты  вдоль направления полета корабля. Такая телеграмма баллистиков пришла С.П. Королеву на полигон 12 апреля, буквально за несколько часов до запуска первого космонавта на орбиту Земли.

Фактически при запуске первого космонавта отключение двигателя ракеты произошло на 15 секунд позднее расчетного времени, После этого стало ясно, что апогей орбиты «Востока» оказался равным 327 км вместо 230 км. При этом сразу же отпали варианты спуска корабля за счет его естественного торможения, которое бы теперь могло продолжаться 25—30 суток вместо одного витка, продолжительностью в полтора часа.Вот для таких случаев надо было срочно создавать тормозную двигательную установку, срабатывающую в автоматическом и ручном режимах. Как потом было выяснено, совокупности таких трех условий удовлетворяли только шестой и седьмой экспериментальные запуски, осуществленные 9 и25    марта 1961 г. соответственно.В 1959 г. перед ОКБ-2, руководимым А.М. Исаевым, С.П. Королев поставил сложную задачу: «Создать не просто тормозную двигательную установку, а ТДУ, обладающую при минимальном весе высочайшей надежностью и запускающейся в условиях открытого космоса». При первой встрече А.М. Исаев наотрез отказался от ее создания. Опыта создания таких установок не было. Времени на разработку такой ТДУ было мало. При отказе ТДУ вся ответственность за гибель космонавта легла бы на плечи