Ми-8 в Сербии



В начале 1990-х гг. служба Ресор Државне Безбедности Републике Србие (РДБ, аналог российской ФСБ) подняла перчатку, брошенную хорватской секретной службой, равно как и агентурой спецслужб Запада, включившись в тайную войну на просторах Югославии. Посколько такие операции связаны с повышенной секретностью, то спецслужба не могла рассчитывать на потенциал Югославской народной армии и ей пришлось создавать собственную авиацию. В серелине 1991 г. в составе РДБ была сформирована авиационновертолетная эскадрилья (авио-хели-коптерска ескадрила), на вооружение которой поступили аппараты, «позаимствованные» в армии и МВД (один армейский Ми-8Т, захваченные ливанские «Газели», македонские Ан-2 и т.д.). В 1991 г. эскадрилья выполняла специальные задания и осуществляла перевозки медицинского оборудования, лекарств, а также вооружения в интересах сербов. Общая задача заключалась в том, чтобы любой ценой избежать геноцида сербского народа, подобного тому, который имел место в годы Второй мировой войны в Хорватии и Боснии. Однако ситуация продолжала ухудшаться, на террритории Боснии разразилась война. В 1992 г. эскадрилья приступила к боевым действиям, выполнила примерно 1000 боевых, транспортных и гуманитарных полетов.

Эскадрилья действовала до 1996 г. и потерь не имела, хотя НАТО установила запретные для полетов зоны и постоянно вело охоту на сербскую авиацию (операция Denyflight). Вертолеты, чтобы избежать обнаружения самолектами ДРЛО, выполняли полеты на малых высотах с огибанием рельефа местности, используя естественные укрытия, такие как ущелья. Ми-8Т, пилотируемый опытными летчиками бывшей ЮНА, часто выполняли полеты над автодорогами. В этом случае AWACS идентифицировал вертолет как грузовик. Авиация госбезопасности помогала в Боснии не только сербм, но и в 1993—1995 гг. мусульманам, не признвашим правительства Алии Изетбеговича и де-факто создавшим в западной части Боснии независимое государство Автономная провинция Западная Босния.

В конце войны в Боснии проблемы безопасности стали актуальными непосредственно для Сербии. В 1997 г. очевидной стала подготовка вооруженного восстания в Косово. Из ветеранов войны на Балканах, таких как бывшие военнослужащие армий Сербской Крайны и Республики Сербской, провоенных отрядов вроде «Тигров» Жель-ка Ражнатовича-Аркана и экс-бойцов французского Иностранного легиона, под эгидой РДБ сформировали JCO единица за Специалне Операцие, отряд специального назначения численностью примерно 600 бойцов), получивший прозвище «красные береты». «Единица» получила собственную вертолетную эскадрилью, для которой в январе 1998 г. были приобретены два Ми-24В и два Ми-17В. Вертолеты Ми-17В, получившие секретные обозначения БП-1 (зав. номер 202М97) и БП-2 (зав. номер 341 Ml5), были куплены у «Укрспецэкспорта»; вертолеты имели совсем небольшой, порядка 50 ч, налет. Обе машины оснащены метео-РЛС фирмы «Ханиуэлл», антенны которых установлены под обтекателем небольшого размера. Ми-8МТВ с похожей РЛС автор данной статьи видел среди вертолетов Ясера Арафата (регистрация SAU-YAG, зав. номер 341 Ml6). Хе-ликоптер БП-2 (341М15) раньше принадлежал компании «Азал» из Азербайджана (еще раньше «Аэрофлоту») и имел азербайджанскую регистрацию 4К-15315 (ранее СССР-153). В начале 1992 г. «Азал» продала несколько вертолетов Чехословакии, где Ми-8МТВ прошли на зводе «ЮМ» ремонт и модернизацию, дваэкс-азербайджанских вертолета (202М08 и 341М16) в середине 1995 г. купила Организация освобождения Палестины (ООП). Вертолеты данной производственной серии поставлялись, главным образом, в Китай. Интерьер второго вертолета, БП-1 (202М97), был выполнен в варианте салона, но сербский спецназ убрал все «излишства», в боевой обстановке не уместные.

Вертолеты оснастили фермами с пилонами для подвески блоков НАР калибра 57 мм, установили бронезащиту и устройства отстрела тепловых ловушек. Переучивание на Ми-17В1 не заняло много времени, так как летчики обладали опытом пилотирования Ми-8Т. С помощью российских инструкторов были освоены тактические приемы, использовавшиеся в Афганистане и Анголе. Боевые задачи вертолетам пришлось выполнять очень скоро. Ужев 1998 г. албанские террористы (УЧК) заблокировали Косово, перерезав все коммуникации, связывающие Косово и Сербию, начали проводить акции устрашения и диверсии. Самое важное боевое задание вертолеты Ми-17В и Ми-24В выполнили 27 июня 1998 г., приняв участие в операции по спасению 100 мирных жителей и сербских полицейских, блокированных боевиками из УЧК в селе Кийево. В ходе операции один Ми-24 был подбит и из-за повреждения гидросистемы выполнил вынужденную посадку. Рядом с Ми-24 приземлился Ми-17, высадив сербский спецназ, отбивший атаку бойцов УЧК, пытавшихся захватить Ми-24. Спецназ оставался на месте вынужденной посадки, пока Ми-24 не был эвакуирован сербами. Вертолет прошел впоследствии восстановительный ремонт.

В 1999 г. авиация НАТО нанесла удар по ангару в аэропорту Белграда, в котором обычно находились вертолеты, однако ангар тогда оказался пустым. В период агрессии НАТО вертолеты были рассредоточены в частных гаражах сотрудников РДБ, расположенных в окрестностях аэропорта Белград. В конце войны Ми-17 приняли участие в совместных с сухопутными войсками операциях на юге Косова, в результате которых удалось остановить наступление террористов из УЧК и частей армии Албании, которые поддерживала авиация

НАТО.

Все вертолеты пережили войны. После демократической революции, случившейся в Сербии 5 октября 2000 г., JCO, включая ее некогда тайную вертолетную эскадрилью, стала сотрудничать с новыми демократическими властями Сербии. На учениях вертолеты Ми-17 эскадрильи отрабатывали выполнение спасательных работ.

JCO была расформирована 25 марта 2003 г. после участия бывшего* командира Милорада Улемека и его сослуживцев по спецназу в убийстве примьер-министра Сербии Зорана Джинджича. Спецназовские вертолеты Ми-24 и Ми-17 сочли непригодными для выполнения полицейских задач, выставили на продажу, но покупатель не нашелся. В июне 2006 г. вертолеты в нелетном состоянии передали вооруженным силам Сербии (истек межремонтный ресурс, вертолеты налетали суммарно порядка 1100 ч). После отделения Черногории, Сербия унаследовала большую часть вооружения и техники армии Сербии и Черногории. Однако войны и тяжелая экономическая ситуация крайне негативно отразились на вертолетах: от некогда большого югославского парка вертолетов Ми-8Т осталось всего десять машин. Самые старые Ми-8Т министерство обороны выставило на продажу. Фирма «Авиогама» купила 14 вертолетов и 30 запасных двигателей, 11 из этих вертолетов были перепроданы в третьи страны (больше всего - в Азербайджан). Три вертолета (б/н 12409, 12410 и 12412) постройки 1973 г. и 1976 г. с налетом порядка 2500 ч выставлены на продажу неотремонтированными по цене от 60000 до 200000 долл. без выполнения ремонтных работ или 2,05 млн. долл. в случае выполнения ремонта.

Тяжелое положение сложилось с ремонтом, так как линия по ремонту вертолетов на заводе Мома Стоянович в Батайнице была уничтожена в 1999 г. авиацией НАТО. Количество пригодных к полетам Ми-8 неуклонно снижалось, а в 2007 г. осталась всего одна летная «восьмерка». Предпринимались попытки отремонтировать вертолеты в России, но перегруженные зарубежными заказами российские предприятия заломили нереально высокую цену за ремонт, которая составила примерно 2/3 стоимости нового вертолета. «Дружба — дружбой, а табачок врозь»... Братские симпатии двух народов, сербов и русских, это одно, но экономические отношения в мышлении «эффективных менеджеров» — совсем иное. Естественно, такая цена ремонта для министерства обороны Сербии оказалась неприемли-мой. С другой стороны, бюджет министерства обороны Сербии не позволял ежегодно закупать более двух новых вертолетов, так что в плане поставок новой техники Сербия не являлась особо привлекательным клиентом.

В конечном итоге было принято решение восстановить завод Мома, но самые важные узлы и агрегаты вертолетов отремонтировать в России. За последние три года в Батайнице прошли ремонт пять Ми-8Т и два Ми-17В. В августе 2010 г. Ми-176 с продленным на семь лет ресурсом впервые за долгое время поднялись в небо. Летчики с опытом полетов на Ми-17 давно вышли на пенсию, поэтому новые, молодые пилоты прошли подготовку во Львове в Украине. Эти два Ми-17 стали первыми военными летательными аппаратами, впервые за 18 лет «строгого поста» пополнившими вооруженные силы Сербии (с 1992 г., когда вооруженные силы Югославии получили последние построенные самолеты «Супер Галеб»и «Орао», новая авиационная техника не поставлялась). В традициях авиации Югославии, вертолеты получили «домашние» обозначения: Ми-17 стал ХТ-48 (Хеликоптер Транс-портни 48). Вертолеты ХТ-48, полу-чивше после ремонта бортовые номера 12550 и 12551, поступили на вооружение 138-й смешанной транспортной авиационной эскадрильи (в настоящее время — 890-й смешанной вертолетной эскадрильи «Пегасы») 204-й авиабазы в Батайнице. В 2012 и 2013 г.г. планируется отремонтировать по одному вертолету Ми-8Т. Все сербские вертолеты Ми-8Т состоят на вооружении двух эскадрилий: 890-й «Пегасы» с 204-й авиабазы Батайница и 119-й «Змайеви» с 98-й авиабазы Ладжевци. Вертолетчиков готовят в Военной Академии. После двухлетних теоретических занятий и 12-часового налета на поршневом самолете Утва-75 курсанты осваивают легкий вертолет «Газель» (налет 130 ч). Отобранные для прохождения службы в транспортных эскадрильях кур-санты-выпускники 4-го курса на четвертом курсе осваивают Ми-8 и Ми-17 непосредственно в частях.

Сербская государственная организация «Yugoimport SDPR», отвечающая за экспорт вооружения, в сотрудничестве с Военно-техническим институтом армии Сербии (Во(но-технички институт BojCKe Cp6nje) предлагает на выбор, в со-ответсвии с пожеланиями заказчика, несколько вариантов модернизации вертолетов Ми-8/17 Модернизация предусматривает возможность установки пулемета калибра 12,7 мм, автоматического гранатомета М93 калибра 30 мм (сербский вариант АГС «Пламя»), пулеметных контейнеров, комплекса ПТУР «Малютка-2» сербского производства. Модернизированные вертолеты также будут способны применять свободнопадающие бомбы ФА6-100, ФАБ-250, а для «богатых» клиентов возможна установка разработанных в Сербии УР воздух-поверхность с ТВ наведением «Гром-Б». Ракета «Гром-Б» представляет собой сочетание созданной в Югославии УР «Гром», имевшей радио-командную систему навдения, и телевизионной ГСН от американской УР AGM-65 «Мэйврик». Прототипами послужили вертолеты Ми-17В (тогда БП-2) и Ми-8Т (б/н 12269). Первым инозаказчиком стал Ирак — в Сербию прибыли два вертолета УУАЗ Ми-171 (б/н YI-265) и Ми-17. В настоящее время они проходят испытания вновь установленных электронных систем и вооружения.

В марте 2012 г. в результате переговоров министров обороны Сербии (Драган Шутановац) и Украины (Дмитрий Саламатин) удалось заключить соглашение о совместной разработке нового среднего вертолета. Сербия пытается реанимировать программу вертолета НХВ-90, работы по которой начались еще во времена СФРЮ. Украина же начала финансирование собственной программы, ведущие роли в которой играют фирмы «Авиакон» и «Мотор-Оч». В случае успешной реализации сербско-украинского проекта новый вертолет заменит Ми-8/ 17 в обоих государствах. Сербская сторона, вдохновленная успешными поставками на экспорт (в 2011 г. экспортировано вооружения и техники на сумму 250 млн. долл., заключены экспортные контракты еще на 600 млн. долл.; эти суммы не столь велики как во времена СФРЮ, но огромны в сравнении с периодом 1991 —2005 гг.), а также успехом мо-дернизации Ми-8, выполненной фирмой «Yugo-import SDPR», рассчитывает на поставки перспективного вертолета в третьи страны. Вместе с тем, Сербия не отказалась от закупок новых вертолетов Ми-8. В 2012 г. ожидается поступление но вооружение ВВС Сербии первого Ми-1 71Ш в санитар-но-эвакуационном варианте, в 2013 г. планируется закупить еще четыре  Али.М  вертолета. Потребности авиации Сербии в вертолетах такого типа оценивается в десять (10-15) машин. Вертолеты семейства Ми-8 будут эксплуатироваться в ВВС Сербии, которые в этом году отмечают свое 100-летие, еще долго.

Черногория

На момент провозглашения независимости Черногории (3 июня 2006 г.) на аэродроме Голубовцы, что недалеко от Подгорицы, находилось пять Ми-8Т бывшей 897-й смешанной вертолетной эскадрильи 172-й бригады ВВС Сербии и Черногории. Все пять вертолетов Ми-8Т находились в нелетном состоянии. Эти «восьмерки» ранее выполняли очень широкий спектр задач. Помимо военного использования, они принимали участие в оказании помощи гражданскому населению, тушили обычные для Черногории крупные лесные пожары. Зимой, которая в Черногории бывает суровой, Ми-8 нередко оставались единственным средством доставки людей и» грузов в отдаленные районы северной части республики. Учитывая важность Ми-8, было решено проинспектировать вертолеты на предмет возможности возвращения их в летное состояние. Две независимые комиссии осмотрели вертолеты, оценили стоимость ремонтных работ и возможного продления ресурса.

В 2007 г. Черногорию посетили делегации «Рособоронэкспорта» и украинского ремонтного завода «Авиакон». Предложение «Авиако-на» оказалось более выгодным, однако АРЗ из Конотопа не имел лицензии от ОКБ Миля на проведение работ. Цена ремонта и продления ресурса на несколько лет  была слишком высока для тогдашнего государственного черногорского бюджета — 1 миллион американских долларов за каждый вертолет (без ремонта двигателей. В конце концов министерство обороны Черногории приняло решение о продаже четырех вертолетов производства 1974 и 1975 годов (бортовые номера: 12302, 12303, 12354, 12361), эти машины посчитали «излишними». Пятый Ми-8 (1976 года производства, бортовой номер 12310) посчитали возможным сохранить «до лучших времен». Ранее два фюзеляжа списанных вертолетов NqNq 12248 и 12309 продали как вторичное сырье. Несмотря на старость четырех «лишних» вертолетов (тридцатилетний календарный ре-
сурс истек), машины имели небольшой налет (в среднем по 2200 ч). Поэтому и покупателя нашли быстро — формально четыре «восьмерки» купила Киргизия по цене 61000 долл. за штуку; предварительно с Ми-8 сняли все оборудование военного назначения (пилоны для подвески вооружения). Затем эти машины прошли ремонт с целью продления ресурса на «Авиаконе». Согласно неофициальной информации, Ми-8 продолжили службу в небе Афганистана, обеспечивая миссию НАТО-ИСАФ.

Судьба последнего черногорос-кого Ми-8Т б/н 12310, отлетавшего всего 1 500 ч, решили на переговорах министерств обороны Черногории и Сербии. Снятые с этого Ми-8Т двигатели передали ВВС Сербии, а фюзеляж остался на аэродроме Голубовцы в ожидании создания музея Вооруженных сил Черногории. В 2007 и 2008 гг. отсутствие у Черногории среднего вертолета, способного тушить лесные пожары, восполнило МЧС России, приславшее для борьбы с огнем Ил-76 (RA 76845) и Ка-32А (RA 31090). По результатам работы авиации МЧС, появилась идея о закупке в России четырех вертолетов Ми-171 Ш и одного самолета Бе-200. С иностранными банками удалось достигнуть соглашение о предоставлении кредита, но до его реализации дело не дошло.

В феврале 2012 г. Черногория из-за обильных снегопадов попала в тяжелое положение и обратилась
за помощью к НАТО. На призыв откликнулись Словения (АБ 412), Греция («Супер Пума»), Хорватия (Ми-8МТВ-1) и США (два «Блэк Хока» в вариантах MEDEVAC и транспорт* ном). Американцы использовали любой повод для рекламы своих «черных ястребов» (даже направили 40 военнослужащих для сопровождения!), но черногорские авиационные специалисты и сейчас считают, что лучшим для ВВС Черногории выбором будет Ми-17. На заседании в парламенте зимой 2012 г. один из лидеров оппозиции даже заявил: «Может, у нас и недостаточно средств для покупки Ми-38, но надо немедленно взять банковские кредиты и закупить минимум три Ми-171Ш, который, наверное, идеален для наших условий».