Истребитель Мираж III

Краткое техническое описание самолёта «Мираж»  и информация об эксплуатации машин этого семейства во Франции, Абу-Даби, Австралии, Аргентине и Бельгии, а также об их действиях в Фолклендском конфликте. В этом выпуске «Авиаколлекции» вы можете прочитать о службе «Миражей» в ВВС разных стран, их применении в войнах на Ближнем Востоке, окраске и обозначениях самолётов, ознакомиться с общей оценкой этого, безусловно, неординарного французского истребителя.


В БРАЗИЛИИ

В середине 1960-х гг. Бразилия приступила к созданию современной противовоздушной обороны страны, в результате чего в 1967 г. оформилась интегрированная система контроля воздушного пространства и ПВО SISDACTA. Для защиты воздушных рубежей стал подыскиваться истребитель-перехватчик. Военным был интересен американский F-4 «Фантом», но США не продавали современную технику странам Латинской Америки. Выбор ограничивался европейскими машинами-английским «Лайтнингом», шведским «Дракеном» и «Миражом» III. Как раз в это время французский самолёт продемонстрировал высокую боевую эффективность в ходе арабо-израильской «Шестидневной войны» (широко разрекламированную к тому же израильской прессой), что сыграло ключевую роль при выборе самолёта. 12 мая 1970 г. бразильское правительство заключило контракт на поставку 16 истребителей: 12 одноместных типа «Мираж» IIIE и четырёх двухместных «Мираж» IIID. Укомплектованные по бразильским требованиям самолёты у производителя получили обозначения соответственно EBR и DBR. А в Бразилии их стали именовать F-1ОЗЕ-боевые истребители и F-103D-«спарки».

Под новую технику построили базу в Анаполисе, в 150 км от столицы, где сформировали 1-е авиакрыло ПВО. 23 мая 1972 г. в Дижон прибыла первая группа из восьми бразильских пилотов (все с налётом более 1000 ч) для переучивания. А 1 октября в Анаполисе приземлился первый «Мираж», правда, доставленный за океан на борту военнотранспортного самолёта «Геркулес». Через неделю за ним последовал второй, а целиком поставки заверши«Мираж» IIID лись в мае 1973 г. Машины в Бразилии собрали и проверили. Облёт первой из них состоялся 27 марта 1973 г., провёл его лётчик фирмы «Дассо» П. Варро. А 6 апреля над столицей Бразилии строем прошли четвёрка истребителей и две «спарки».

В апреле 1979 г. в Анаполисе создали 1-ю группу ПВО. Ей передали технику расформированного 1-го крыла. Для восполнения потерь бразильцам периодически проходилось прибегать к дополнительным закупкам «миражей». В общей сложности приобрели ещё 16 машин, ранее эксплуатировавшихся во Франции: четыре F-103E-в 1980 г., два F-103D-в 1984 г., два F-103E-в 1988 г., по паре F-103E и F-103D-в 1989 г., два F-103E-в 1998 г. и два F-103D-B 1999 г. В 1989 г. все бразильские «миражи» прошли модернизацию. В 1991-1992 гг. на одном F-103E установили оборудование для дозаправки в воздухе. 22 апреля 1992 г. он произвёл первую дозаправку от танкера КС-1 ЗОН. Испытания проводились до 1993 г., но дорабатывать остальные машины не стали. С 1995 г. лётчики 1-й группы, помимо задач ПВО, начали отрабатывать упражнения по атаке наземных целей. В 1997 г. арсенал бразильских «миражей» пополнился израильскими управляемыми ракетами «Питон» III и ракетами МАА-1 «Пиранья» национальной разработки; ими была заменена устаревшая R.530. Кроме того, на самолётах установили систему выброса пассивных помех.

F-103 принимали активное участие в различных международных учениях, таких как «Операция Тайгер II»с ВВС США (1995 г.), «Мистраль I», «Мистраль 11»(1997 г.) и «Санта Мария RS» (1998 г.)с французскими ВВС, «Крузейро 2002» и «Крузейро 2004»с рядом стран Латинской Америки. В них бразильским истребителям приходилось противостоять F-16 и «миражам» 2000. Последние учения наглядно продемонстрировали командованию бразильских ВВС, что их самолёты, несмотря на модернизацию, серьёзно устарели и не имеют практически никаких шансов в борьбе с истребителями четвёртого поколения. 31 декабря 2005 г. все «миражи» в Бразилии сняли с вооружения. За 33 года эксплуатации они налетали более 67 000 ч, через их кабины прошло 200 с лишним пилотов.

В ВЕНЕСУЭЛЕ

Предыстория выбора «миражей» в этой стране как две капли воды схожа с бразильской. Разница была лишь в том, что Венесуэла остановила свой выбор на двух вариантах боевых самолётов вместо одного. В 1971 г. венесуэльцы подписали контракт на девять «миражей» IIIEV и шесть «миражей» 5 (из последних четыре-в одноместном варианте 5V и два-в двухместном 5DV). 26 июля 1973 г. на авиабазе Эль Либертадор сформировали 11-ю истребительную группу из 33-й и 34-й эскадрилий. На вооружение 33-й поступили «миражи» IIIEV, 34-я приступила к освоению «пятёрок». Вероятнее всего, две полученные «спарки» эксплуатировались пилотами обеих эскадрилий. В 1977 г. для восполнения потерь приобрели ещё один «Мираж» IIIEV.В августе 1987 г. обострилась обстановка между Венесуэлой и Колумбией. Этот факт, в совокупности с отказом США в дальнейших поставках в страну истребителей F-16, заставил провести модернизацию имевшихся «миражей» и дополнительно закупить новые. Программой предусматривалось доработка всего парка до стандарта типа «Мираж» 50 и приобретение девяти (по другим данным-семи: шести боевых и одной «спарки») машин этой же модификации во Франции. В результате 11-я группа получила в общей сложности 13 «миражей» 50EV и три двухместных «миража» 50DV. Модернизация включала замену прежнего двигателя на «Атар» 09К50, имевший, помимо большей тяги, ряд других преимуществ: уменьшенное дымление, улучшенные топливную и масляную системы, облегчённый запуск и автоматическую систему «Овердрайв» для полёта на скорости М=1,4 и более. По отзывам специалистов, этот двигатель имел и большую надёжность. Что касается авионики, новая модификация получила многофункциональную РЛС «Сирано» IVM3 с возможностями работы по надводным целям, ИЛС Е.110С фирмы «Томпсон-CSF», об-наружительный приёмник «Шерлок», ИНС «Улисс» 81, БЦВМ «Крузе» 73, радиовысотомер AHV 6 и американскую систему постановки пассивных помех AN/ALE-40. Боевой потенциал истребителя существенно вырос за счёт вооружения противокорабельной управляемой ракетой АМ-39 «Экзесе».

Первый «Мираж» 50EV приняли 30 октября 1990 г., 22 ноября за ним последовала первая модернизированная «спарка». Широкий диапазон возможностей улучшенной модели позволил произвести некоторые организационно-штатные изменения в 11-й группе. Теперь 33-я эскадрилья отвечала за подготовку прибывающего лётного состава, а 34-я целиком сосредоточилась на учебно-боевых задачах. Самолёты группы принимали активное участие во всех крупных учениях, в том числе-в уже упомянутых «Крузейро». С появлением в составе ВВС Венесуэлы в 2006 г. российских Су-30МК2 «миражи» стали выводить из боевого состава. В июне 2009 г. правительство официально объявило о снятии «миражей» 50 с вооружения. В ходе эксплуатации в лётных происшествиях было потеряно не менее десяти самолётов, из них типа «Мираж» 5V-четыре, «Мираж» IIIEV-три и «Мираж» 50EV-тоже три. Но карьера венесуэльских истребителей на этом не закончилась. В конце 2009 г. правительство страны подарило шесть машин Эквадору: три «миража» 50EV и столько же «миражей» 50DV вместе с запчастями, оборудованием и, самое главное, ракетами АМ-39 «Экзосе». Ожидалось, что они поступят в 21-е авиакрыло ВВС Эквадора.

В ГАБОНЕ

Контракт на поставку трёх боевых «миражей» 5G и двух двухместных «миражей» 5DG в эту бывшую французскую колонию на западе центральной Африки был подписан в 1975 г. Этим документом предусматривалась также закупка двух разведчиков «Мираж» 5RG, но впоследствии от них отказались. Самолёты были поставлены в 1980 г., тогда же завершилась и подготовка пилотов. Все они вошли в состав истребительной эскадрильи 1-02 «Лею», базировавшейся на столичном аэродроме Либревиль. Буквально через год произошло столкновение в воздухе двух габонских «миражей» 5G, в результате чего в строю остался лишь один боевой самолёт. В жарком влажном климате Габона конструкция «миражей» стала активно подвергаться коррозии, и их отправили на ремонт во Францию.

В ходе визита президента Франции Ф. Миттерана в 1983 г. было подписано новое соглашение о закупке четырёх боевых «миражей» 5G-II и двух «спарок» 5DG-II. Вместе с отремонтированными машинами их поставили в 1984 г. В некоторых источниках говорится, что в 2010 г. в строю оставались ещё три «миража» 5, а в других-что все самолёты закончили службу ещё в 2004 г.

В ЕГИПТЕ
Первый заказ на самолёты для ВВС этой страны поступил в сентябре 1973 г. Египетские пилоты уже были хорошо знакомы с «миражами», так как 20 лётчиков освоили к тому времени аналогичные ливийские машины, и прекрасно о них отзывались. Контрактом предусматривалась поставка 32 перехватчиков модификации 5SDE, оборудованных РЛС «Сирано», и шести двухместных учебных 5SDD. Следующий заказ, датированный декабрём 1975 г., включал 14 тактических истребителей «Мираж» 5SSE. В ноябре 1977 г. дополнительно заказали ещё восемь таких машин и шесть разведчиков модификации 5SDR. Заключительным стал контракт на 16 «миражей» 5Е2 (встречается также название 5SDDE2), подписанный в июне 1980 г. Самолёты этой партии, поставленной в 1983-1984 гг., были наиболее совершенными. Они имели современную прицельно-навигацион ную систему на основе комплекса, разработанного для лёгкого штурмовика «Альфа Джет» MS2, которая включала ИНС «Улисс» 81 и лазерный дально-мер-целеуказатель TMV 630 фирмы «Томсон-CSF». Египетские «миражи» вооружались усовершенствованной управляемой ракетой ближнего боя R-550 «Мажик» II. На начало 2000-х гг. «миражами» были укомплектованы 75-я эскадрилья 111-й истребительной бригады командования ПВО (база Мерса-Матрух), 69-я разведывательная эскадрилья (Жианакли), 71-я и 73-я эскадрильи 236-й бригады (Танта). К 2010 г. в строю находились 76 боевых «миражей» модификаций 5Е2, 5SDE и 5SDR и шесть «спарок». Предполагается, что они будут состоять на вооружении как минимум до 2015 г.

В КОНГО (ЗАИРЕ)
Первоначальными планами правительства этой страны предусматривалось комплектование «миражами» трёх эскадрилий, но из-за финансовых трудностей заказ в 1975 г. урезали до 14 машин модификации 5М и трёх двухместных 5DM. Все самолёты поступили в том же году в 211-ю эскадрилью 21-го истребительного авиакрыла, которая базировалась в Камиле. Заирские лётчики прошли начальную подготовку во французском учебном центре на базе эскадрильи ЕС 2/2 в Дижоне и к рубежу 1970-1980-х гг. достигли высокого уровня подготовки. Но далее заирскому руководству пришлось вербовать пилотов в Египте, а техническое обслуживание стали осуществлять французские специалисты. Причиной тому наверняка послужили перманентные восстания и многолетняя гражданская война в этой стране, во время которой, по некоторым источникам, применялись и заирские «миражи».

В 1983 г. четыре самолёта перебазировались в столицу Чада Нджамену для поддержки сил Франции и местного правительства против вторгшихся с севера ливийских подразделений, действовавших на стороне мятежников (операция «Манта»). В ходе выполнения боевых заданий один из самолётов разбился на посадке в Нджамене. С него демонтировали всё, что можно, и оставили на аэродроме. Три остальные машины вернулись в Заир в 1984 г. Отсутствие запчастей и средств для их закупки привели к тому, что к концу 1980-х гг. только семь боевых «миражей» и одна «спарка» находились в более-менее пригодном для полётов состоянии, а через десятилетие все машины пришли в полную негодность. По состоянию на 2010 г. в составе ВВС Демократической Республики Конго (в 1997 г. Заиру вернулось прежнее название) всё ещё имелись три «миража» 5.

В ИЗРАИЛЕ
Это государство стало одним из первых покупателей «Миража» III. Более того, наладило его производство на своих заводах, подарив самолёту «вторую жизнь» в виде собственных вариантов, востребованных как национальными ВВС, так и зарубежными заказчиками. Успешный опыт боевого применения «миражей» израильтянами стал своеобразной рекламой самолёту, во многом обеспечив ему высокий экспортный потенциал. Вообще, история «Миража» в Израиле-это больше, чем просто история одного из типов, состоявших на вооружении. Здесь и политика, и детективная история похищения чертежей самолёта (или все-таки двигателя?) в Швейцарии, и настоящий технологический прорыв израильской авиационной промышленности при организации собственного производства. И много других подробностей, вполне заслуживающих отдельного повествования. Мы же остановимся только на «Мираже» III французского изготовления.

Новинка Дассо привлекла внимание израильских военных буквально сразу после своего появления. В 1959 г. делегация во главе с командующим ВВС Э. Вейцманом побывала во Франции и ознакомилась с истребителем. Израильский испытатель Д. Шапиро облетал его, достигнув при этом «двухмаховой» скорости. Машине была дана самая высокая оценка, и уже в 1960 г. Израиль заказал 72 «миража» IIICJ. Их поставки осуществлялись с 4 июля 1961 г. по 22 июля 1964 г. Затем последовал заказ на пять учебных «миражей» IIIBJ, поставленных между 16 февраля 1966 г. и 12 января 1968 г. В израильских ВВС «Мираж» получил название «Шахак» («Небо»). Первые истребители поступили на вооружение 101-й эскадрильи на базе Хазор 7 апреля 1962 г., сменив французские же машины «Мистэр» IVA. Лётчики предварительно прошли обучение в Дижоне. По мере поступления новой техники, на неё перевели 117-ю эскадрилью (авиабаза Рамат-Давид), а также 119-ю эскадрилью ночных перехватчиков (Тель-Ноф). В ряде источников упоминается о полученных Израилем разведчиках «Мираж» IIIRJ, однако в стандартной комплектации эти машины туда точно не поставлялись. Между тем израильские ВВС оперировали разведывательными «миражами». Два истребителя, согласно некоторым источникам, переоборудовали во Франции. В марте 1964 г. их перегнали оттуда лётчики Д. Шапиро и Р. Пеккер. Когда они приземлились на базе Тель-Ноф, баки самолётов были почти пусты.

Предполагалось, что базировавшаяся в Тель-Нофе 119-я эскадрилья будет основным «местом приписки» разведчиков, но эти планы скорректировали в связи с получением американских «фантомов». Разведчики были переданы в 101-ю эскадрилью, которая использовала их до 1982 г., а затем проданы Аргентине. Носовую часть, где размещалась фотокамера Хай-кон HR-231, изготовили съёмной. При выполнении заданий, не связанных с разведкой, на самолёты устанавливались стандартные носовые обтекатели, а место РЛС занимал балласт. Для увеличения дальности полёта вместо пушек установили дополнительный бак ёмкостью 300 л.

Именно разведчики первыми из «миражей» стали применяться в ходе арабо-израильского противостояния, выполнив 23 мая 1963 г. разведывательный полёт над Египтом. Кроме двух упомянутых выше, переделали в разведчики ещё пять самолётов, использовав съёмные носовые части с комплектом разведывательного оборудования. Для этой пятёрки разработал шесть (по крайней мере, тех, о которых что-либо известно) различных вариантов носовых частей, отличавшихся как конфигурацией, так и комплектацией. Два первых комплекта разработали американцы, остальные-сами израильтяне. Комплект «Тармил», использовавшийся на всех машинах, кроме одной, включал плановый фотоаппарат Цейс RMK-15/23; «Шфоферет» (ставившийся на все разведчики, кроме двух) предназначался для плановой и перспективной съёмки; «Ташбец» служил лишь для перспективной съёмки; «Мошель» для низковысотного панорамного фотографирования использовался только на одном доработанном «Мираже» IIIC.

Наиболее «экзотическими» являются ещё два комплекта, также созданные в Израиле. Один из них, «Цнее’ут» с носовым обтекателем длиной 169 см, включал фотоаппарат U-2 для перспективной съёмки с больших расстояний и обеспечивающее работу этой камеры оборудование. На каких самолётах монтировался этот нос, история умалчивает, но существует фото «Миража» IIIC с таким комплектом. Другой «длинный нос» (и в прямом, и в переносном смысле) назывался «Универсал». Его идея состояла в том, чтобы приспособить носовую часть от американского разведчика RF-4C вместе с её содержимым к «Миражу». В 1968-1969 гг. компания «Израэл эйркрафт индастриз» выпустила два таких комплекта, с тремя установочными местами для камер, обеспечивающих переднюю, панорамную или боковую съёмку. Ими оснастили два «миража». 8 мая 1974 г. один из них был сбит над сирийской территорией. 19 июля 1963 г. израильские «миражи» выполнили первый боевой вылет на перехват, обернувшийся конфузом. Вместо арабского самолёта был перехвачен американский разведчик RB-57, который был принуждён к посадке в аэропорту Лод.

22 августа того же года состоялся первый перехват четвёрки сирийских истребителей МиГ-17 в районе Галилейского моря. Пара «МиГов» оказалась повреждена, но им удалось вернуться на свою базу. 14 ноября произошёл первый воздушный бой между израильскими «миражами» и сирийскими МиГ-21 над Голанскими высотами. Результатом схватки стало повреждение одного сирийского самолёта пушечным огнём. Ни выпущенные «Миражом» УР R-530, ни новейшая ракета «Шафрир-1», тогда находившаяся в стадии опытной эксплуатации, никоим образом на исход боя не повлияли. 14 июля 1966 г. «Мираж» 101-й эскадрильи (лётчик Й. Агмон) одержал первую воздушную победу над сирийским МиГ-21, сбив его из пушек в ходе боя над озером Кинерет. Всего же с момента поступления «миражей» в ВВС Израиля до начала войны 1967 г., по израильским данным, на счёт этих машин было записано десять воздушных побед.

Наибольшую славу израильским «миражам» принесла так называемая «Шестидневная война» 5-10 июня 1967 г., когда в результате действий израильской авиации в первый же день конфликта была уничтожена практически вся авиация Египта и выведены из строя его основные аэродромы. На эту тему написано более чем достаточно. Отметим только, что успех операции обеспечили не только (а быть может, и не столько) высокие характеристики самолётов, но и серьёзная подготовка к боевым действиям (длившаяся, по некоторым данным, около двух лет), а также работа разведки, грамотный тактический замысел и так далее. Помимо нанесения ударов по наземным целям, «миражи» активно участвовали в воздушных боях с истребителями противника. К окончанию конфликта израильские лётчики записали на свой счёт 48 (по другим данным-56) побед. По иностранным источникам, в боях с «миражами» было потеряно 28 МиГ-21 нескольких модификаций, 16 МиГ-19, 11 МиГ-17, девять Су-7 и восемь «хан-теров». Собственные потери в воздушных боях за это время составили, по разным данным, от трёх до пяти машин при общей оценке потерь «миражей» в ходе конфликта-от четырёх до восьми; из них два самолёта-из-за полного израсходования топлива во время воздушных боёв.

Израильский блицкриг «Шестидневной войны» не принёс мира в этот регион. После нескольких дней затишья арабо-израильское противостояние вступило в новую длительную фазу, известную как «Война на истощение». На бывшей египетской авиабазе Бир-Гифгафа (Синайский полуостров) были сосредоточены «миражи» 101-й и 119-й эскадрилий. Кстати, по некоторым данным, в ходе захвата этого аэродрома израильтянам достались трофейные управляемые ракеты Р-ЗС советского производства (от 60-80 до 238 штук, данные разнятся), которые после небольших доработок применялись с «Миража» до появления на вооружении ВВС Израиля американских ракет AIM-9D.

Наивысшая интенсивность столкновений в воздухе в ходе «Войны на истощение» отмечалась в 1969-1970 гг. За этот период пилоты «миражей» провели около полутора сотен успешных воздушных боёв. По данным В. Бабича, признанного авторитета по локальным конфликтам, египетские истребители сбили 25 «миражей», потеряв при этом 60 МиГ-21. К сожалению, не обошлось без потерь со стороны советских лётчиков из состава ограниченного военного контингента. Точно зная о присутствии пилотов из СССР, израильтяне провели тщательно спланированную операцию (кодовое наименование «Ветка»), результатом которой стала гибель четырёх лётчиков и пяти МиГ-21 без потерь со стороны противоборствующей стороны. Формальным поводом для проведения акции стало вторжение пары капитана Крапивина в израильское воздушное пространство при преследовании израильских «скайхоков», произошедшее 25 июня. Для «наказания» советских лётчиков по всем ВВС Израиля собирали лучших асов (в совокупности они имели 59 воздушных побед). Для операции выделили четвёрку F-4 «Фантом» и три звена «миражей».

По израильской версии, в полдень 30 июля 1970 г. звено «фантомов», имитируя полет «скайхоков», вылетело по маршруту, который использовали штурмовики для ударов по египетским позициям. С базы Тель-Ноф в это время поднялось звено «миражей». Набрав высоту 6000 м, в сомкнутом строю они направились в район нахождения «фатомов». Строй был настолько плотным, что на РЛС отмечалась только одна засветка от цели. Ещё одно звено «миражей» взлетело с базы Рамат-Давид и на предельно малой высоте проследовало в район предстоящего боя. Прибыв на место, они стали барражировать за горным хребтом, вне зоны видимости египетских РЛС. Плюс ко всему, ещё одно звено «миражей» находилось в готовности № 1 на базе Рафидим (так израильтяне переименовали Бир-Гиф-гафу). Чуть позже оно присоединилось к остальной группе и участвовало в бою. Кроме того, израильтяне начали активную постановку помех египетским радиолокаторам.

На перехват мнимых «скайхоков» подняли два звена МиГ-21, следом (по данным израильтян)ещё три четвёрки. Вообще даже израильские данные по количественному составу советской группы разнятся между собой. По подним сведениям, в бою участвовало 20 «МиГов», по другим-24, хотя израильские лётчики-участники столкновения, упоминают о бое с 16 «МиГами». При этом в их рассказах (если вчитаться внимательно) фигурируют четыре пары, то есть два звена. В. Бабич также упоминал о двух звеньях-капитана Юрченко с аэродрома Бени-Суэйф и капитана Каменева с аэродрома Ко-маушим.

Подробности рокового для наших лётчиков боя опустим. При подготовке монографии автор столкнулся, как минимум, с тремя различными (порой-противоположными) трактовками происходившего в воздухе. Поэтому приведём лишь его итоги, тем более что в данном вопросе между историками разных стран наблюдается хоть какой-то консенсус. По версии В. Бабича, МиГ-21 капитана Юрченко был сбит ракетой, выпущенной с «Фантома», когда осуществлял атаку «Миража»; пилот погиб. Пару «МиГов» капитанов Сыркина и Яковлева атаковало звено «миражей», и оба самолёта были поражены осколками выпущенных по ним ракет. Лётчики катапультировались, но Яковлева бросило на отвесный склон, купол парашюта погас, и пилот разбился. При этом атакующее звено «миражей» попало под удар наших истребителей, близкий разрыв ракеты повредил двигатель одного из них, что заставило его пилота срочно возвращаться в Рафидим-в израильской версии этот момент почему-то опущен... Детали гибели капитана Каменева доподлинно неизвестны, но В. Бабич предполагал, что его самолёт тоже поразила ракета, пущенная с «Миража». Капитану Журавлёву удалось повредить два вражеских истребителя (израильтяне на этот счёт тоже-ни гугу), но сам он стал жертвой пушечной очереди одного из «миражей».

Этот, а также другие воздушные бои, подтвердили отличные маневренные характеристики детища Дассо, достойные самых высоких похвал. При маневрировании в горизонтальной плоскости (особенно-со снижением) на некоторых высотах французский истребитель имел по сравнению с МиГ-21 определённые преимущества. Именно тогда, в небе Египта и Сирии, у советских инструкторов появилась поговорка «увидел «Мираж»не становись в вираж». В то же время, на вертикальных манёврах МиГ-21, обладая более высокой тяговооружённостью и скороподъёмностью, имел превосходство над «Миражом». Кроме того, несмотря на то, что тряска на «МиГе» начиналась раньше, чем на «Мираже», реально сваливание наступало на больших по сравнению с французской машиной углах атаки.

В начальный период «Войны судного дня» (которая началась 6 октября 1973 г.) израильские «миражи» осуществляли патрулирование воздушного пространства страны, пытаясь не допустить удары с воздуха с египетской стороны. Первой победой «миражей» стало уничтожение четвёрки египетских Су-7, совершавших налёт на базу Рафидим. Это случилось на третий день войны. Далее в ходе одного из патрульных вылетов пилоту «Миража» удалось сбить крылатую ракету КСР-2, выпущенную с египетского Ту-16. Привлекались «миражи» и к выполнению разведывательных полётов в зоне Суэцкого канала, а также для нанесения ударов по позициям египетских войск.

В последний день конфликта-24 октября-в воздушном бою над египетским фронтом сошлись восемь «миражей» и 12 МиГ-21. По данным израильтян, семь египетских машин были сбиты, а все «миражи» вернулись на базу. Только один израильский ас . Эпштейн за неделю, с 18 по 24 октября, сбил 12 египетских самолётов.

По мере получения из США истребителей четвёртого поколения F-15 и F-16 оставшиеся в строю «миражи» переориентировались на задачи непосредственной поддержки войск. После продажи в 1982 г. 19 боевых самолётов и трёх «спарок» Аргентине, в Израиле остались только три «шахака» в качестве музейных экспонатов. Следовательно, в ходе эксплуатации и боевого применения израильтянами было потеряно не менее 50 одноместных «миражей», из них 31, по некоторым данным, был сбит истребителями и средствами ПВО. Одну машину превратили в опытный образец «Нэшера» (израильской копии «тройки»), ещё одна «спарка» использовалась в качестве прототипа «Кфира» (на «тройку» уже не похожего, на нём был установлен американский ТРДФ J79).

Несколько слов об эксплуатации «Миража» в Израиле. К его слабым сторонам местные специалисты относили силовую установку, РЛС и прицел CFS-97. Из-за неполадок с двигателем израильтяне потеряли как минимум четыре машины. Причиной тому-дефектные уплотнения топливных форсунок. В ходе эксплуатации двигатели «Атар» пришлось дорабатывать, а, начиная с 1974 г. (когда было закончено производство копийного «Нэшера»), все имевшиеся в стране «миражи» прошли замену «Атара» модификации 09В на ОЭС, для чего потребовалась небольшая доработка хвостовой части. Также отмечалась недостаточная газодинамическая устойчивость силовой установки на больших углах атаки, а нередко-и помпаж двигателя. Египетские лётчики, кстати, знали об этом и старались «затянуть» «Мираж» на границу сваливания. РЛС не отличалась высокой надёжностью (как, впрочем, практически все бортовые радиолокаторы тех времен), прицел же «обеспечивал» большое рассеивание патронов при стрельбе из пушек. Посильную лепту в увеличение боевой эффективности израильских «миражей» внёс инженерно-технический состав. Так, время подготовки к повторному вылету было сокращено с регламентированных 20 минут до семи, благодаря чему в отдельные дни самолёты совершали до 12 вылетов.

В ИСПАНИИ

Несмотря на то, что один «Мираж» IIIC был передан этой стране для ознакомления ещё 3 апреля 1962 г., Испания не вошла в число первых покупателей. Лишь в 1968 г. подписали контракт на 24 «миража» ШЕЕ и шесть учебных «миражей» HIDE, получивших местные обозначения С.11 и СЕ.11 соответственно. Испанские пилоты приступили к обучению в Дижоне ещё позже-в марте 1970 г. Первые шесть боевых машин прибыли в Испанию 13 июня того же года, поступив в 101-ю и 102-ю эскадрильи 10-го истребительного авиакрыла, которое дислоцировалось на базе Масинес. В 1972 г. крыло переименовали в 11-е, а эскадрильи стали 111-й и 112-й. «Миражи» III несли службу в системе ПВО, вторичной задачей для них считались действия по наземным целям.

В первой половине 1970-х гг. звено «миражей» постоянно базировалось в испанской колонии Западная Сахара, а в 1975 г., в связи с обострением там обстановки, все истребители привели в состояние полной боевой готовности. В 1976 г. Испания вывела свои войска из Западной Сахары, так что повоевать «миражам» не пришлось. С 1986 г. на смену французским истребителям стали поступать американские F/A-18, и в 1992 г. «миражи» III окончательно вывели из боевого состава. За время эксплуатации они налетали более 80 000 ч.


В КОЛУМБИИ
Эта страна проявила интерес к «Миражу» в конце 1960-х гг., когда встал вопрос о замене устаревших «сейбров» канадского производства в составе 1-й авиационной боевой группы. В 1970 г. последовал заказ на 14 самолётов «Мираж» 5СОА, две «спарки» типа 5COD и столько же разведчиков 5COR. Поставки их начались соответственно в сентябре и ноябре 1971 г. и июле 1973 г. Все машины находились в составе 212-й эскадрильи, базировавшейся в Паланкуэро. В 1988 г. 16 остававшихся в строю «миражей» прошли модернизацию, которую провела израильская компания «Исраэл эйркрафт индаст-риз» в мастерских на авиабазе Мадрид. Самолёты получили канарды, аналогичные установленным на израильском истребителе «Кфир» С.7, систему дозаправки топливом в полёте, новые навигационное оборудование и систему управления огнём. Модернизированные машины переименовали в «Мираж» 5СОАМ. Подобным образом в октябре 1996 г. доработали разведчики. В 2001 г. прошёл следующий этап модернизации, в ходе которого «миражи» оснастили системой ночного видения и оружием с лазерным наведением. К 2004 г. ВВС Колумбии в результате лётных происшествий потеряли семь машин.

23 ноября 2010 г. журнал «Джейнс дифенс уикли» со ссылкой на министерство обороны Колумбии сообщил о снятии оставшихся «пятёрок» с вооружения. Общий налёт истребителей этого типа за 38 лет эксплуатации составил 38 500 ч. В настоящее время их в 112-й эскадрилье заменяют на израильские «кфиры».

В ЛИВАНЕ В ЛИВИИ
Десять боевых «миражей» IIIEL и пару учебных IIIBL (плюс 15 ракет R.530) эта страна заказала в 1965 г. Поставки истребителей начались 11 сентября 1967 г. и растянулись на полтора года. «Спарки» были получены позже-одна

14 июня 1968 г., другая 11 марта 1969 г. Четыре самолёта изначально определили на хранение-так сказать, «про запас». Остальные использовались неинтенсивно. Боевое применение имело место в 1973 г. и, возможно,в 1976 г., единичные вылеты совершались вплоть до 1978 г. Ливанские самолёты периодически выставлялись на продажу или обмен. Две машины (одна боевая и одна «спарка») были потеряны в лётных происшествиях. Длительная гражданская война в Ливане и сопутствующая ей разруха так и не позволили нормально эксплуатировать самолёты. В 2000 г. весь наличный парк продали в Пакистан. После Ливана Ливия оказалась второй арабской страной, заключившей сделку на покупку «миражей», и ставшей одним из самых крупных покупателей этого самолёта. Контрактом, заключённым в январе 1970 г., предусматривалась поставка 110 машин, в том числе 32 перехватчиков «Мираж» 5DE, 15 учебных двухместных 5DD, десяти разведчиков 5DR и 53 истребителей-бомбардировщиков 5D.

Помимо самолётов, предусматривалась поставка тренажёра, а также огромного количества запчастей и наземного оборудования, достаточного для эксплуатации закупленной авиатехники в течение 25 лет. Надо сказать, в условиях перманентной нестабильности в регионе и регулярных эмбарго по политическим мотивам, такой подход был более чем оправдан.

Что касается закупленных Ливией машин, то «Мираж» 5DE, оборудованный РЛС «Сирано» и доплеровской РЛС, был этаким симбиозом «тройки» и «пятёрки». Его вооружение, кроме пушек, включало только одну ракету R.530. Ракета «Мажик» тогда ещё находилась в стадии разработки, а американские «сайдуиндеры» исключались санкциями Вашингтона. Самолёт имел удлинённый фюзеляж и дополнительный топливный бак за кабиной пилота. «Мираж» 5D по сравнению с другими вариантами «пятёрки» был очень неплохо оборудован: радиодальномер «Аида», ИЛС CFS97 с коллиматорной сеткой, БЦВМ, инерциальная платформа, обнаружительный приёмник кругового обзора Томпсон BU/DR-AX-10 «Артемикс». Внешне ливийские машины модификации 5D можно отличить и по УКВ-антенне на передней кромке форкиля. В носовой части разведчика могли размещаться как четыре английские камеры «Винтен», так и пять штатных аппаратов «Омера» 31. Вместе с тем, на разведчике (как, впрочем, и на «спарке») сохранили пушки и узлы наружной подвески.

Несмотря на то, что поставки начались в 1971 г., «широкой общественности» самолёты были представлены чуть раньше. В период с 28 августа по 4 сентября 1970 г. пятёрка французских «Мираж» IIIB из эскадрильи ЕС 2/2 с нанесёнными на них опознавательными знаками ВВС Ливии пролетели над Триполи в честь празднования 1-й годовщины Ливийской революции. В кабинах находились смешанные франко-египетские экипажи.

Не торопитесь поправлять автора, именно-египетские. Это было вызвано несколькими причинами. Штат ВВС Ливии, по некоторым данным, на тот момент составлял всего 400 человек, из них лётного состава-лишь небольшая группа, завершавшая обучение на американских самолётах F-5. То есть своих лётчиков для приобретённых «миражей» у Ливии не просматривалось даже в ближайшей перспективе. Но в планы ливийского руководства на тот момент и не входило полное развёртывание воздушного флота из сотни первоклассных боевых самолётов. Каддафи рассчитывал поддержать передачей «миражей» соседний Египет в подготовке к новой войне с Израилем (не исключаются и предварительные договорённости на этот счёт).

По данным американских и израильских источников, передача «миражей» Египту началась 18 июля 1971 г. К середине 1972 г. в Ливию поставили не более 25 машин, и все они практически сразу были переправлены соседям. В течение следующих двух лет как минимум 42 «миража» (20 типа 5DE, 20-5D и две «спарки») получили египетские опознавательные знаки. Как только израильтянам стало известно о передаче этой техники Египту, они сразу же потребовали от Франции прекращения поставок в Ливию. Франция выступила с решительным требованием к Каддафи «прекратить это безобразие» и угрожала приостановить отгрузку. Но, скорее всего, «призывы к совести» не возымели действия. По некоторым данным, правда, официально не подтверждённым, до 54 ливийских «миражей» находились в распоряжении египетской стороны, в том числе-все 32 поставленных Ливии перехватчика. Подругой информации, в Египте имелось не более 42 машин в общей сложности. Дабы избежать эскалации международного скандала, в интервью полковник Каддафи заявил, что ливийские «Миражи» используются в стране пирамид исключительно с целью обучения египетских пилотов и находятся под полным контролем ВВС Ливии.

Реально же «полный контроль» исходил от египетской стороны. Возможно, это была часть большого плана, по которому часть машин для Египта проходила через Ливию, а другая-через Саудовскую Аравию (ведь официальным покупателем египетских «миражей» в 1973 г. была именно эта страна, она же и оплатила заказ). В Дижоне проходили обучение «ливийцы» только по паспорту, на самом деле это были египетские лётчики. Ходила даже байка, что на одном из занятий французский преподаватель употребил, как бы случайно, несколько русских слов, и двое курсантов его хорошо поняли. Преподаватель задумался. Ведь в ту пору отношения между СССР и Ливией практически отсутствовали. Позже египетский пилот М. Рифат в интервью одному из западных изданий расставил все точки над i, рассказав о своем переучивании в Дижоне в 1973 г. По его словам, там проходили переподготовку пилоты с МиГ-17, МиГ-21 и Су-7. Сам он, судя по всему, летал на Су-7, потому что сравнивает «Мираж» именно с этой машиной. По оценке Рифата, между этими двумя истребителями-бомбардировщиками большая разница. Су-7 имел хороший двигатель, приемлемую боевую нагрузку, но был ограниченно манёвренным. У «Миража» была прекрасная манёвренность, лучшие разгонные характеристики и замечательная авионика.

Летом 1973 г. из 38 ливийских «миражей» 5 была сформирована 69-я эскадрилья ВВС Египта, которая дислоцировалась на авиабазе Бирма-аль-Танта в западной части страны (подальше от израильских глаз). С началом октябрьской войны самолёты сразу вступили в бой, совершив в первый же день успешный налёт на позиции израильских войск в районе Тасса силами 16 машин. Не обошлось и без потерь. Один «Мираж» повредили огнём зенитной артиллерии, другой был сбит ракетой собственного комплекса ПВО С-125 на обратном пути.

На следующий день четвёрка «миражей» эскортировала пару Ту-16К, наносивших удар по израильской станции электронной разведки на горе Рас-Аб-Курум (Синайский п-ов). При пуске второй ракеты с одного из Ту-16 она потеряла управление и в ходе спонтанного манёвра задела крыло одного из самолётов эскорта, чем вызвала его потерю. Тем не менее, задача была выполнена. РЛС находилась в нерабочем состоянии до середины октября. В течение следующей недели «плоды ливийско-египетской дружбы» французского происхождения периодически привлекались к поддержке своих войск в районе дельты Нила. Утром 14 октября 69-я эскадрилья выполнила боевой рейд по позициям израильтян в ходе наступления египтян. В ответ израильская авиация в тот же день предприняла налёт на египетскую базу. Прикрытие Танты с воздуха осуществляли МиГ-21 с авиабазы Апь-Мансо-хар, и над аэродромом разгорелась настоящая воздушная баталия. Хорошо защищённые укрытиями «миражи» потерь не понесли, не повезло лишь размещавшимся на той же площадке иракским «хантерам», не менее шести из которых были уничтожены израильскими «фантомами».

Пожалуй, наиболее известной миссией «ливийско-египетских» «миражей» в ходе этой войны стала атака аэродрома Эль-Ариш на севере Синая 18 октября. Для израильтян он имел стратегическое значение, так как сюда прибывали американские транспортники с «гуманитарной помощью». По их версии, в налёте участвовали четыре машины, и все они были перехвачены ещё на подходе к цели. Американские же источники сообщали о восьми «миражах», атаковавших аэродром. Существенно разнятся и оценки эффективности удара. По наиболее распространённой версии, четвёрок всё-таки было две. Первая из них скрытно подошла к аэродрому, каждый самолёт сбросил по две 400-кг бомбы на полосу и рулёжную дорожку и благополучно (повреждения от зенитного огня получила лишь одна машина) вернулась на базу. Результативность атаки неизвестна.

Через пять минут второе звено, возглавляемое уже знакомым нам капитаном Рифатом, стало заходить на цель, летя над морем на высоте порядка 10 м. В интервью Рифат рассказывал, что их группа была перехвачена израильскими «миражами» за 35 секунд до подхода к цели. Он предполагал, что информацию об их полёте израильтяне получили от американцев, использовавших радиотехнические средства своих кораблей, или поднятого с авианосца самолёта ДРЛО Е-2С «Хокай». Для израильских РЛС это была непосильная задача, так как египтяне летели почти вплотную к воде. Одна машина звена была сбита израильским «миражом», другая столкнулась с водной поверхностью, а оставшаяся пара сумела уйти. По другой версии, четвёрка была атакована парой «нэшеров» 113-й эскадрильи в 50 км от Эль-Ариша. «Миражи» тут же сбросили бомбы и блоки НАР, развернулись на запад и попытались выйти из-под удара. В момент разворота один из них задел законцовкой крыла поверхность моря и сразу ушёл под воду. Другой «Мираж» был сбит ракетой «Шафрир» и разделил участь первого. Третий самолёт тоже был поражен «Шафриром», и в мгновение превратился в огненный шар. Удалось уйти-на максимальной скорости и вплотную к воде-только капитану Рифату. Один из пилотов сбитых «миражей», капитан М. Ахмад, сумел катапультироваться. Его подобрали египетские крестьяне и приняли за израильского лётчика, потому что «он не был похож на араба». Не помог даже арабский язык: его связали и препроводили в ближайшее отделение полиции.

21 октября два звена «миражей» снова поднялись на выполнение боевых задач, одно из них осуществляло непосредственную поддержку войск в районе Файида и подверглось атаке звена «нэшеров». Комбинированным огнём ракет «Шафрир» и 30-мм пушки один из «миражей» был сбит. К концу конфликта в 69-й эскадрилье стала ощущаться острая нехватка запчастей, а поставка их из Ливии занимала несколько дней. Тем не менее, остававшиеся в исправном состоянии машины совершили до окончания боевых действий как минимум 28 боевых вылетов. Всего же за время этой недолгой арабо-израильской бойни «ливийские» «миражи» выполнили 495 самолётовылетов. По данным израильтян, эскадрилья потеряла пять машин. Американские источники говорят о 14 потерянных самолётах: девять-боевые потери и пять-небоевые.

Сразу после окончания этого конфликта Египет и Ливия поссорились. Как мы помним, у Египта вскоре появились собственные «миражи», а машины, принадлежавшие Ливии, отправили домой. К концу 1975 г. ими укомплектовали пять ливийских эскадрилий: 1002-ю, 1003-ю, 1004-ю-самолётами модификации 5D, 1030-ю-5DE и 1011-ю-5DR. Ещё несколько машин эксплуатировались в 1001-м центре переподготовки. Кстати, именно этот центр стал первым подразделением ливийских ВВС, получившим «миражи» ещё в 1971 г. Конфронтация между Ливией и Египтом привела к тому, что в июле 1977 г. бывшие союзники начали вооружённое противоборство друг с другом. 20 июля египтяне произвели артобстрел пограничной территории соседа, а на следующий день нанесли авиаудар по нескольким его приграничным военным базам, радарам, а также городу Мус-саиду. Очередными целями для себя египтяне выбрали авиабазы вблизи Бенгази и Курта, носившие, что интересно, имя президента Египта Гамаля Абдель Насера. Там были уничтожены семь ливийских истребителей. В этот же день Ливия решила дать отпор. Группа «миражей» 5 под прикрытием постановщика помех на базе Ми-8 нанесла удар по египетской территории. При этом зенитной ракетой египтяне сбили один «Мираж».

На следующее утро египетские самолёты снова предприняли нападение на те же базы ливийских ВВС. Но в воздухе их уже поджидали ливийские «миражи» 5DE, пара которых атаковала египетские МиГ-21 эскорта, сбив один истребитель. 22 и 23 июля самолёты ВВС Ливии нанесли удары по целям в Египте, но особого успеха не имели. К утру 24 июля Египет заявил о сбитии до четырёх ливийских «миражей» и одного МиГ-23. Затем последовало перемирие.

В начале 1980-х гг. ливийские «миражи» начали модернизировать. Но процесс был прерван участием Ливии в войне в Чаде в 1983 г., приведшем к конфронтации с Францией и введением эмбарго. В течение нескольких лет французы задерживали отправленные в ремонт ливийские самолёты. По некоторым данным, только в 1989 г. они были возвращены законным владельцам. Кроме того, война в Чаде стала последней как минимум для двух ливийских «миражей». По состоянию на 2003 г. ВВС Ливии располагали 27 «миражами» 5. 1001-й центр переподготовки оперировал шестью «спарками», в 1002-й эскадрилье имелось девять «миражей» 5D, в 1030-й-семь 5DE, в 1011-й-пять 5DR. По-видимому, ещё часть самолётов находилась на хранении, так как 5 июля 2004 г. ВВС Пакистана официально объявили о покупке у Ливии 50 «миражей» и 150 двигателей к ним. По заявлению пакистанцев, опубликованному агентством «Франс пресс», все самолёты предполагалось разобрать на запчасти и использовать для поддержания исправности собственного авиационного парка. В этом можно усомниться, если принять во внимание информацию неофициальных пакистанских источников, утверждавших, что большинство приобретённых машин «были, как новые» и имели налёт менее 1000 ч.

В ПАКИСТАНЕ
Эта страна обладает, пожалуй, самым большим флотом «миражей» типов III и 5 из всех иностранных заказчиков. По четырём контрактам (заключённым в 1967 г., 1970 г., 1975 г. и 1979 г.) Пакистан получил в общей сложности 18 истребителей «Мираж» ШЕР (с 25 октября 1967 по 30 апреля 1969 г.), 13 разведчиков IIIRP (в 1969 г. и 1975 г.), пять учебных IIIDP (в 1969 г. и 1970 г.), 58 истребителей 5РА (в 1975 г. и 1982 г.) и два учебных 5DPA2 (в 1982 г.). Боевые «пятёрки» поставлялись в двух вариантах: 5РА2-с РЛС «Сирано» IV и 5РАЗ-с РЛС «Агав». В состав вооружения машин модификации 5РАЗ входила противокорабельная ракета АМ-39 «Экзосе». Все поставки были завершены к 29 декабря 1982 г. Впоследствии Пакистан также скупал снимаемые с вооружения «миражи» в других государствах.

Первыми «миражами» IIIEP в ВВС этой страны были укомплектованы 5-я эскадрилья на авиабазе Саргохта и находившаяся там же Школа боевых командиров (Combat Commander’s School). Помимо «троек», школа оперировала ещё несколькими «миражами» 5РА. В состав 9-го центра переподготовки на авиабазе Рафикьи поступили «спарки» и «миражи» 5РА, в 20-ю эскадрилью (дислоцировалась там же)разведчики и несколько «миражей» 5РА. Последние из поставленных «пятёрок» распределили между 8-й (Масрур) и 33-й эскадрильями (Шоркот-Роуд). Пакистанские «миражи» принимали участие в индо-пакистанской войне 1971 г. Так, 3 декабря, буквально через 10 минут после объявления приказа президента о начале боевых действий, разведчик «Мираж» IIIRP, сопровождаемый истребителем «Мираж» ШЕР, прошёл на бреющем полёте над индийской базой Патанкот, и вслед за этим шестёрка «сейбров» нанесла по ней удар. Чуть позже четвёрка «миражей» под командованием уинг-коммандера Хакимуллы атаковала индийский аэродром Амритсар, сбросив с каждого самолёта по две 500-кг бомбы и разрушив начальные 300 м взлётно-посадочной полосы. Примерно в это же время другая четвёрка «миражей» нанесла бомбовый удар по Патанкоту. К разведке результатов нанесения ударов по индийским аэродромам в первый день привлекли единственный исправный «Мираж» IIIRP. Два других разведчика к тому времени пострадали от столкновения со стаей птиц. Известно также, что во время налёта на Патанкот «миражи» пушечным огнём уничтожили на земле два истребителя «Хантер».

«Отметились» и перехватчики. При нанесении ответного удара по пакистанским аэродромам несколько индийских бомбардировщиков «Канберра» были перехвачены «миражами», но сумели увернуться от атак, за исключением одной машины, сбитой ракетой R-530. Кстати, эта победа оказалась одной из немногих, которая выпала тогда на долю французской ракеты. В ходе войны «миражами» было выпущено не менее 16 ракет этого типа, правда, в цель попали лишь несколько из них. Эффективность нового оружия вызвала полное разочарование у пакистанских пилотов. Лучше себя проявили управляемые ракеты малой дальности. Так, 4 декабря такой ракетой, пущенной с «Миража», был сбит индийский «Хантер», а на следующий день-ещё четыре аналогичных машины (из них одна-комбинированным воздействием УР и пушечного огня). 6 декабря «миражи» поразили «сайдуиндерами» два индийских Су-7. 11 декабря пакистанские «тройки» записали на свой счёт ещё одну «Канберру» (сбитую ракетой R.530) и два истребителя «Нэт» (уничтоженные огнём из пушек). Некоторые источники упоминают ещё о двух победах «миражей» 13 декабря, но точные данные о типе сбитых самолётов отсутствуют (предположительно, это были Су-7). Отметим, что индийские источники подтверждают только потерю «Канберры» 4 декабря и одного «Хантера»-5 декабря.

В целом, результаты применения «Миража» в качестве перехватчика оказались неплохими (если отталкиваться от пакистанских источников), однако, они не идут ни в какое сравнение с количеством побед, одержанных пакистанскими F-86-более 30 (по индийским данным-10). Вполне возможно, это объясняется как недостаточной боевой выучкой лётчиков (всё-таки самолёты поступили на вооружение относительно недавно), так и невысокой исправностью техники вследствие проблем с запчастями.

В начале 1980-х гг. на пакистанском предприятии РАС проводился комплекс работ по продлению ресурса планёров «миражей» (по некоторым данным, на 10ОО ч) и установке улучшенного БРЭО, в частности, ИНС Литтон LW-33. По всей видимости, потенциал завода был ограниченным. Поэтому с 1992 г. Пакистан интенсивно скупал «бэушные» «миражи» во Франции, Австралии, Ливане, Бельгии и Испании, в дальнейшем проводя их модернизацию. Французская фирма SAGEM и итальянская FIAR (ныне«Селекс Галилео») разработали несколько вариантов «апгрейда» различных модификаций самолёта. Программа модернизации получила наименование ROSE (Retrofit of Strike Element) и, в основном, выполнялась во Франции. Из-за финансовых трудностей начало её реализации затянулось до 1997-1998 гг., после чего 42 «миража» III, приобретённых в Австралии, были доработаны по варианту ROSE I. На истребители установили новую РЛС управления огнём «Грифо М3», специально разработанную под эту программу, ИНС на лазерных гироскопах, сопряжённую с приёмником GPS, ИЛС, систему управления оборудованием HOTAS, МФИ в кабине пилота и прочее. Появились также системы пассивной защиты. Новая РЛС, имевшая 30 режимов работы, позволила вооружать истребители ракетами «Сайдуиндер» AIM-9L.

Из 40 закупленных во Франции «миражей» 5 ровно половина подверглась доработкам по варианту ROSE II. В целом, он повторял ROSE I, но вместо РЛС установили ИК-систему переднего обзора, благодаря чему «пятёрки» получили возможность действовать ночью и в условиях плохой видимости. В конце 1990-х гг. Пакистан дополнительно закупил во Франции 33 «миража» 5F. Начиная с 2004 г., 14 (по другим данным-16) из них подверглись модернизации по варианту ROSE III, практически не отличавшемуся от предыдущего. В 2007 г. этими машинами была укомплектована 27-я тактическая эскадрилья. Три десятка модернизированных «миражей» III оснастили оборудованием для дозаправки топливом в полёте. Для этого в 2008 г. Пакистан приобрёл у Украины два танкера Ил-78.

В 2007 г. «миражами» различных вариантов были укомплектованы 5-я, 7-я, 8-я, 22-я и 27-я эскадрильи. Планируется, что во втором десятилетии этого века они будут заменяться китайско-па-кистанскими истребителями JF-17. По состоянию на 2010 г. в ВВС Пакистана насчитывалось 80 «троек» нескольких модификаций и 85 «пятёрок».
В ПЕРУ

Поставки заказанных для авиации этой страны 14 «миражей» 5Р были произведены с 7 мая 1968 г. по 21 декабря 1969 г., а двух «спарок» типа БОРЗО сентября и 17 октября 1968 г. В1981 г. парк перуанских ВВС пополнили ещё 32 «миража» 5Р и пять «спарок». Все самолёты поступили в 611-ю и 612-ю эскадрильи 13-й группы. В конце 1970-х гг. приступили к модернизации всех этих машин до стандарта 5Р4. Программа предусматривала установку ИНС, ИЛС, оборудования для постановки помех, а также канардов и системы дозаправки в воздухе. Некоторые самолёты планировалось также оснастить РЛС «Сирано» или «Агав» и обеспечить возможность применения ракет «Экзосе» и R.550 «Мажик» 2. Полностью программу, ввиду её высокой стоимости, реализовать не удалось. Модернизировали только 15 машин, да и то частично. Десять недоработанных «миражей» перуанцы продали Аргентине накануне Фолклендской войны-так утверждает большинство официальных источников. Но вот журналист А. Али Алава в газете «Эль Комерио Перу» писал, что это была тайная военная операция, и даже семьи перуанских пилотов не знали, что те на «миражах» летят оказывать помощь своим аргентинским друзьям.

В начале мая 1982 г. десять капитанов и майоров на «миражах», перекрашенных в соответствии со схемой ВВС Аргентины и с аргентинскими же опознавательными знаками, взлетели из Ла-Хойи в направлении базы Тан-диль к востоку от Буэнос-Айреса. Полёт проходил в режиме радиомолчания на высоте порядка 10 ООО м и скорости 800-900 км/ч. Маршрут был построен таким образом, чтобы избежать обнаружения самолётов боливийскими и особенно чилийскими РЛС. Перелёт длился три часа с промежуточной посадкой в Жужуе. Наземный состав вместе со своим скарбом летел следом на транспортном самолёте «Геркулес». Как утверждает журналист, в Аргентину было переправлено также вооружение и подвесные топливные баки для всей группы. Как сообщил Алаве анонимный источник, Перу поставила Израилю около 30 ракет AS.30 и зенитные ракеты в обмен на необходимые для группы запчасти и расходные материалы.

Из всего предоставленного Аргентине арсенала в боевых действиях «поучаствовали» только подвесные топливные баки. Без этих баков было невозможно наносить удары по английским кораблям, и они сыграли важную роль в операциях. Почему в боевых действиях не участвовали сами «миражи» и их перуанские пилоты? Алава объясняет это тем, что, пока лётчики интенсивно осваивали район полётов и выполняли необходимые упражнения, война успела закончиться. Думается, что это слишком простое объяснение. Наверняка сыграли свою роль и политические факторы, и необходимость сдерживания возможной чилийской агрессии в ходе конфликта.

К 1995 г. все перуанские «миражи» 5Р свели в 611-ю эскадрилью 6-й авиагруппы, которая базировалась в Чиклайо. Известно, что они принимали участие в конфликте с Эквадором у Апьто-Се-непа в 1995 г., однако подробностей их боевого применения найти не удалось. С вооружения ВВС Перу «Мираж» 5 сняли в 2002 г. В ходе эксплуатации были потеряны как минимум четыре машины, ещё восемь истребителей находятся на хранении на авиабазе Лас-Пальмос. Сэкономленные на прекращении модернизации деньги, также как и полученные за предоставленные Аргентине самолёты, позволили Перу приобрести дюжину современных «миражей» 2000-десять боевых и две «спарки».

В ЧИЛИ

Заказ на 16 самолётов «Мираж» 50 был размещён этой страной в 1979 г. Для ускорения поставок в этот вариант (с двигателем «Атар» 9К-50) доработали восемь «миражей» 5F с небольшим налётом, после чего они получили обозначение 50FC. Ещё восемь вновь построенных «миражей» 50F (с РЛС «Агав») поставили в 1982-1983 гг. одновременно с двумя «спарками» 50DC. Интересно, что несмотря на наименование, «спарки» были оснащены ТРДФ «Атар» ОЭС. Кстати, одна из них разбилась перед передачей представителям Чили, и её заменили стандартным «бэ-ушным» «Миражом» ШВЕ.

15 сентября 1980 г. «Миражи» 50 поступили в 4-ю группу, которая базировалась в столичном аэропорту Комо-доро Артуро Мерино Бенитез в 15 км от Сантьяго. Позже эта группа вошла в состав 2-й авиабригады и перебазировалась в Икике, а в марте 1986 г. «остановилась» на базе Карлос Ибанёз в Пунта-Ареносе.

В 1986 г. чилийская компания ENAER при технической поддержке израильской IAI начала программу модернизации 16 имевшихся «миражей» 50 (восемь-модификации 50FC, шесть-50СН и два-50DCH), получившую наименование «Пантера». Доработка планёра включала удлинение носовой части примерно на 1 м (аналогично израильскому «Кфиру») за счёт вставки перед кабиной, установку неподвижных канардов и монтаж топливозаправочной штанги. Модернизировалась гид-ро-и энергосистема. БРЭО дополнили РЛС Эльта EL/M-2001B, компьютеризированным ИЛС, модифицированной инерциальной системой, обнаружи-тельным приёмником ENAER «Кайку-эн» III и устройством выброса пассивных помех «Эклипс». В состав вооружения включили управляемые ракеты Рафаэл «Питон» 3. Первый полностью модернизированный самолёт поступил в чилийские ВВС в конце 1988 г. В связи с нестабильным финансированием выполнение программы затянулось, и вторую «Пантеру» сдали лишь в марте 1992 г. К январю 1994 г. всего доработали пять самолётов.

В июле того же года чилийское правительство согласилось на покупку 25 бельгийских «миражей» 5. Из них 20 машин (15 одноместных и пять двухместных, все модернизированные по программе MirSIP) получили наименование «Элькан». В соответствии с требованиями ВВС Чили, в навигационную систему встроили GPS-приёмник, а систему инструментальной посадки VOR-ILS адаптировали под местные условия. Кроме того, в контракт вошли и пять немодернизированных «Миражей» (четыре типа 5BR и один 5BD), которые, вроде бы, собирались использовать как источники запчастей. Поставки самолётов были осуществлены в период с января по октябрь 1995 г., ими укомплектовали 8-ю группу, базировавшуюся в Антофагасте. В конце 2003 г. «Эль-каны» начали оснащать топливозаправочной штангой и соответствующим оборудованием. Примечательно, что поставкам бельгийской техники в Чили сопутствовал большой коррупционный скандал с миллионными откатами и самоубийством влиятельного чиновника, и к тому же бывшего генерала. 27 декабря 2006 г. состоялась официальная церемония прощания с «эльканами», на смену которым пришли закупленные в Нидерландах F-16. Прекращение эксплуатации, по заявлениям официальных лиц, было вызвано высокими расходами и необходимостью стандартизации парка боевых самолётов. Аналогичная участь постигла и чилийские «пантеры».

В ШВЕЙЦАРИИ

На происхождении и модификациях «Миража» для ВВС этой страны мы подробно остановились в первой части монографии, поэтому рассмотрим только эксплуатацию этих машин. Построенные по лицензии истребители «Мираж» IMS поступили на вооружение 16-й и 17-й эскадрилий, базировавшихся в Паерне. Эскадрильи достигли оперативной готовности в марте 1968 г., хотя и не были ещё полностью укомплектованы. Разведчики IIIRS пошли в 10-ю эскадрилью, дислоцированную на авиабазе Дюбендорф, первый их них прибыл туда 27 июля 1967 г. Первые две «спарки» швейцарские ВВС получили в 1963 г., ещё пару-в 1970-1972 гг., заключительные две машины-27 января и 3 февраля 1983 г.

Местом дислокации 10-й эскадрильи (в зависимости от времени) стали базы в Паерне, Сьоне и Станзе (Буокс). 16-я эскадрилья со временем тоже «осела» в Буоксе, а 17-я продолжала оставаться в Паерне. Предпринятая в середине 1980-х гг. программа модернизации позволила поддерживать боеспособность швейцарских «миражей» на современном уровне вплоть до снятия их с вооружения. Интересно отметить, что помимо уже традиционных ка-нардов и доукомплектования БРЭО, программа включала установку генераторов вихрей (по аналогии с отечественным МиГ-23МЛД), улучшавших маневренные характеристики на больших углах атаки. Разведчики ВВС Швейцарии получили в своё распоряжение контейнер «Рэд Бэрон» с ИК-станцией RS710. Истребители покинули боевые порядки в декабре 1999 г., разведчики и «спарки»несколько позже, в 2003 г. Их место заняли американские F/A-18. За время эксплуатации в лётных происшествиях были потеряны семь истребителей, один разведчик и две «спарки».
В ЮАР

В апреле 1962 г. Южно-Африканская республика заказала 58 «миражей» III в нескольких модификациях. Первыми в ЮАР доставили 16 перехватчиков типа IIICZ (декабрь 1962 г.март 1964 г.) и три учебных IIIBZ (декабрь 1962 г.декабрь 1964 г.). В ноябре 1966 г. начались поставки четырёх разведчиков IIIRZ, завершённые 22 февраля 1967 г. 17 многоцелевых «миражей» IIIEZ поступили со 2 февраля 1965 г. по 15 марта 1972 г. Кроме того, в эту страну позже были поставлены ещё 14 «спарок» (три-модификации IIIDZ и 11-IIID2Z) и четыре разведывательных «миража» IIIR2Z. «Двойка» в обозначении указывала на оснащение самолётов ТРДФ «Атар» 9К-50.

2-я эскадрилья на аэродроме Вотер-клуф получила первый «Мираж» IIICZ в апреле 1963 г. В августе 1966 г. «миражами» INEZ вооружили 3-ю эскадрилью, переформированную позже в подразделение 2-й эскадрильи. В 1970 г. последняя получила «спарки» IIIDZ. В феврале 1975 г. 3-ю эскадрилью возродили как самостоятельную часть, с апреля началось её перевооружение на новые «миражи» F.1CZ, а «тройки» (12 самолётов в варианте INEZ и два-IIID2Z) передали 85-й школе повышенной лётной подготовки. После этого 2-я эскадрилья с громким названием «Летающие гепарды» осталась единственной строевой частью, эксплуатирующей «тройки» и их модернизированные варианты. В 85-й школе «Миражи» III летали до середины 1980-х гг., после чего все их отправили на хранение.

«Вторую жизнь» «Мираж» III в ЮАР обрёл благодаря масштабной программе модернизации, которую провела южноафриканская фирма «Атлас ави-эйшн» (в 1986 г. она сменила название на «Денел») при участии «Израэл эйр-крафт индастриз» в 1980-х гг. К подготовительным работам приступили в начале десятилетия, за первую машину взялись в 1983 г. 16 июля 1986 г. первый модернизированный двухместный самолёт «Чита» D (бывший «Мираж» IIID2Z) представили общественности. Доработки коснулись как планёра, так и систем. Машина получила ПГО и «клыки» на передней кромке крыла, аналогичные установленным на израильских «Кфирах», а также генераторы вихрей в носовой части. Планёр был капитально отремонтирован (при этом заменили больше половины конструктивных элементов), главный лонжерон крыла-переделан заново. Оговоримся сразу, что изменения в конструкции были идентичны для всех вариантов «Читы».