История «Кептена»

Удачные новинки, будь то техническое устройство, оружие, средства транспорта и даже произведения изящного искусства, всегда становились предметом подражания. А некоторые из них даже называли в честь создателей и они передавали свои прозвища преемникам. Достаточно вспомнить двигатель внутреннего сгорания Дизеля, летательный аппарат легче воздуха Цеппелина, медицинский прибор Рентгена и другие. II моряки нередко нарекали подобным образом не только отдельные корабли и суда, но и их классы.

В Гражданскую войну в США (1861— 1865) северяне построили по проекту шведского инженера Эриксона бронированный корабль «Монитор» («Вестник») водоизмещением 900/1200 т, длиной 52,5 м, шириной 13 м, осадкой 3 м. Выглядел он необычно  на ровной, без бака, юта и надстроек палубе высились небольшая рубка и вращающаяся вкруговую, цилиндрическая башня диаметром 6 м, высотой 2,7 м, стенами толщиной 200 мм с двумя орудиями калибром 280 мм. 9 сентября 1862 г. он выдержал бой с более мощным броненосцем южан «Мерримаком», после чего хорошо вооружённые и защищённые, способные ходить и по мелководью, морские и речные мониторы строили во многих странах до второй половины XX столетия. ...Выводы из морских сражений русско-японской войны 1904-1905 гг. моряки и корабелы сделали быстро, но первыми воплотили их в жизнь англичане, построившие линейный корабль «Дредноут» («Бесстрашный»), В отличие от прежних броненосцев, у него отсутствовала ненужная в бою на больших дистанциях артиллерия среднего калибра, зато орудий главного калибра было не 4-6, а 10. Кроме того, у линкора улучшили систему бронирования, отказались от паровой машины в пользу турбины, что позволило увеличить его скорость с 6-17 до 21 узлов. Этого оказалось достаточно, чтобы морские державы принялись обзаводиться кораблями нового вида, окрестив их дредноутами.

Однако моряки и судостроители, большей частью энтузиасты, используя достижения науки и техники, и опыт прошлого, пробовали создать нечто, по всем статьям превосходящее вероятных противников. При этом иногда они пытались совместить несовместимое.В 1860 г. офицер английского военного флота Кольз представил чинам Адмиралтейства чертежи бронированной орудийной башни, которую сочли тесноватой. Кольз переделал её из овальной в цилиндрическую. Спустя 4 года по настоянию изобретателя с линкора «Ройал соверен» срезали 2 палубы, на оставшейся установили 4 бронебашни его конструкции, а борта прикрыли железомтолщиной 140 мм, получив мощный и хорошо защищённый корабль береговой обороны. Но Кольз на этом не успокоился — он задумал броненосец с башенной артиллерией, паровой машиной, делавшей его независимым от ветра и...полным парусным вооружением, обеспечивавшим почти неограниченную дальность плавания. У мониторов конструктор позаимствовал низкий надводный борт, уменьшавший поражаемое вражескими снарядами пространство. Изобретателя поддержал 1-й лорд Адмиралтейства Пакингтон, а британская пресса поспешила объявить ещё несуществующий корабль лучшим и сильнейшим в мире.


В 1867 г. Кольз завершил работу над проектом. Между высокими носовой и кормовой частями, соединёнными массивным переходным мостиком, на стальной верхней палубе толщиной 30 мм, он поместил 2 тяжёлые, бронированные башни с двумя тяжёлыми, 25-тонными орудиями калибром 305 мм в каждой. Чтобы увеличить количество и общую площадь парусов, Кольз применил 3 высокие стальные треногие мачты диаметром внизу по 610 мм со стальными же реями. Высоту надводного борта он принял в 4,8 м, но чертёжник ошибся и превратил её в 1,8 м. Из-за спешки огрех исправлять не стали и на верфи «Лейрд» приступили к постройке броненосца «Кептен». Заметим, инженеры верфи предупреждали Кольза и чинов Адмиралтейства, что из-за низкой надводной части, высоких мачт, тяжёлых башен корабль может получиться валким, но их мнением пренебрегли, а при передаче в 1869 г. «Кептена» флоту «остойчивость проверили путём наклонения и сочли удовлетворительной». Видимо, Кольз и адмиралы забыли или не знали об уроке, полученном шведами. Ещё в 1628 г. их король Густав-Адольф пожелал получить 4 самых сильных и быстрых корабля. Первый из них, названный в честь правящей династии «Ваза», построили длинным и узким, с тремя высокими мачтами (как у «Кептена») и 64 массивными пушками на трёх палубах, то есть со смещённым вверх центром тяжести. Когда после постройки «Ваза» направился в море, он не успел даже выйти из гавани Стокгольма  налетел шквал, корабль резко накренился, в отрытые пушечные порты хлынула вода и несостоявшаяся гордость шведского флота пошла на дно. От постройки остальных однотипных кораблей пришлось отказаться. Командиром «Кептена» назначили одного из лучших капитанов Королевского флота Бергойна, в экипаж набрали отборных офицеров и матросов. При ходовых испытаниях в мае 1868 г. «Кептен» благополучно перенёс непогоду в всегда беспокойном Бискайском заливе.

В ноябре 1870 г. на манёвры у мыса Финистерре отправились 7 броненосцев и 2 крейсера адмирала Милна. Штормило, побывав на «Кептене», адмирал заметил, что при порывах ветра броненосец кренится на 12-14 град., медленно выпрямляется, а волны захлёстывают верхнюю палубу. Бывший в походе Кольз успокоил Милна, объяснив, что это ничуть не опасно.Дождливым вечером 6 сентября «Кептен» шёл за броненосцем «Лорд Уорден» под всеми парусами и разведёнными на всякий случай парами. После полуночи дождь сменился ливнем, налетали шквалы. К 2 часам ночи ветер утих, прояснилось, вновь стали видны ходовые огни кораблей эскадры. Кроме «Кептена». Когда рассвело Милн приступил к поискам исчезнувшего броненосца. К полудню обнаружили плававшие части переходного мостика, деревянные обломки, тело матроса. А о том, что же произошло, рассказали 18 моряков «Кептена», которым удалось добраться на шлюпках до мыса Финистерре. Оказалось, что из-за набегавших волн и ветра броненосец медленно и тяжело раскачивался и нехотя выпрямлялся. Началась смена вахт, но не успели моряки разойтись по постам, как вновь налетел шквал, «Кептен» накренился на 28 град., потом медленно лёг на правый борт, перевернулся и затонул. Бергойна и Кольза среди спасённых не было. Катастрофа «Кептена» заставила теоретиков и практиков кораблестроения вновь заняться проблемами остойчивости, а подражать «лучшему и сильнейшему» никто не стал. Больше того. Строившийся в России по его подобию парусно-паровой фрегат «Минин» переделали в нормальный крейсер.После неудачной Крымской войны Россия лишилась Черноморского флота, и её побережье, города и порты защищали немногочисленные корабли и береговые батареи. Этого было недостаточно, и было решено дополнить их сравнительно небольшими боевыми кораблями с сильной артиллерией, способными действовать и на мелководье. Своего рода плавучими фортами.

Один из проектов составил вице-ад-мирал Попов. Поскольку флотским артиллеристам при расчёте данных для стрельбы приходится учитывать и воздействие бортовой и килевой качки, Попов предложил выполнить корабль круглым, чтобы он сохранял остойчивость при волнении и быстрее разворачивался при переносе огня на другие цели. Конечно, он не мог бы развивать большой скорости, но для береговой обороны это посчитали неважным. Военному ведомству идея адмирала понравилась и оно решило построить для Чёрного моря 10 таких броненосцев. В декабре 1871 г. на стапелях завода в Николаеве заложили «Новгород» и «Киев».Корпус первого броненосца, водоизмещением 2671 т, диаметром 30,8 м, выполнили с радиальными водонепроницаемыми переборками, пересекавшимися с круговыми, плоским днищем с 12 килями. Вдоль ватерлинии шла «рубашка» толщиной 50 мм, на которую крепили 229-мм бронелисты. На палубе толщиной 60 мм располагалась надстройка с боевой рубкой, ходовым мости ком, каютами и кубриками.

В центре устроили кольцевой, открытый сверху, барбет, за которым разместили два нарезных орудия калибром 280 мм, между ними люки для подачи боеприпасов. Вспомогательная артиллерия состояла из двух 4-фунтовых и пары 37-мм пушек. Паровая машина вращала 6 гребных винтов, сообщая «Новгополу» хол ло 7 узлов. Броненосец «Киев» вскоре переименовали в «Вице-адмирал Попов». Он был крупнее, водоизмещением 3550 т, диаметром 36,6 м, осадкой 4,1 м. Толщину бронепояса довели до 456 мм, палубы до 75 мм. За барбетом диаметром 10,3 м с 459-мм стенами установили 2 орудия калибром 305 мм, которые при обстреле могли опускаться ниже барбета, их дополняли шесть 4-фун-товых и две 37-мм пушки. Мощность силовой установки довели до 2400 л. с., скорость возросла на узел. Постройка броненосцев затянулась, «Новгород» вступил в строй в 1874 г., «Вице-адмирал Попов» двумя годами позже. Флотские остряки окрестили их «поповками». Эти коробли преподнесли морякам неприятный сюрприз — из-за отдачи при выстреле они начинали вращаться, сбивая наводку. В русско-турецкую войну 1877-1878 гг. «поповки» ничем не отличились, а потом состояли в береговой обороне. 4 апреля 1903 г. их исключили из боевого состава флота. Однако история круглых судов на этом не кончилась.В 1883 г. по проекту Попова в Англии построили для царя почти круглую паровую яхту «Ливадия» вместимостью 3950 т, пассажиры которой не должны были страдать от «морской болезни», поскольку она была не подвержена качке. Это подтвердилось при её переходе на Чёрное море, но когда яхта попала в шторм, то от набегавших волн содрогалась, словно ударялась о скалы, в надстройках вылетели стёкла, а в корпусе возникли вмятины. Царскому семейству это не понравилось, тем паче, что у него имелись нормальные яхты. «Ливадию» разжаловали в пароход «Опыт», в 1913 г. сдали в порт и превратили в несамоходный блокшиф, а в 1926 г. разобрали.

Уже упоминавшийся шведский инженер и изобретатель Эриксон, придумавший вращавшуюся орудийную бронебашню и знаменитый «Монитор», однажды задумал корабль, который мог выходить в торпедные атаки, оставаясь неуязвимым для снарядов противника. Поскольку успех нападения во многом зависит от внезапности, атакующий должен быть малозаметным, небольшим, что исключало применение тяжёлого бронирования. Эриксон воспользовался опытом конструкторов субмарин, которым положено скрытно подбираться к неприятелю.В 1878 г. Эриксон за свой счёт построил боевой корабль нового класса  водобронный миноносец «Дестройер» («Истребитель»), Верхняя часть его корпуса была выпуклой и покатой, чтобы от неё отскакивали снаряды, на ней была водонепроницаемая надстройка длиной 20 м и высотой 1,4 м с ходовой рубкой с утолщённой передней частью, иллюминаторами и органами управления. В носовой части корпуса Эриксон разместил торпедный аппарат.Перед выходом в атаку команда «Де-стройера» принимала в балластную цистерну 94 т воды, миноносец при-тапливался, оставляя на поверхности только рубку. Эриксон считал, что морякам незачем обзаводиться громадными, дорогостоящими броненосцами и крейсерами  всё равно непотопляемых кораблей не бывает, а вместо одного крупного проще и дешевле построить полсотни полу-подводных истребителей. Однако флотоводцы придерживались иного мнения. В общем, «Дестройер» мог бы остаться единственным. Но не в своём роде.

В 1881 г. британский адмирал Сар-ториус представил Адмиралтейству притапливаемого перед сражением миноносца «Полифемус». Верхняя часть его корпуса с обшивкой толщиной 57 мм имела скосы к бортам, выше ватерлинии на 1,8 м Сарториус, поместил 75-мм броневой пояс. На верхней палубе были боевая рубка, ходовой мостик, башня для скорострельных пушек, дымовая труба и люки с бронированными крышками во внутренние помещения. В них находились носовой и 4 бортовых торпедных аппарата, а к форштевню крепился съёмный таран длиной 3,5 м. Силовой установкой служила паровая машина, уголь для неё держали в бортовых отсеках, создававших дополнительную защиту. Для управления предназначались носовой и кормовой рули, а при аварийном всплытии сбрасывали чугунный балласт весом 400 т. Адмиралтейство отклонило проект Сарториуса, но за него ухватились за океаном, и в 1893 г. в США построили водобронный миноносец «Ката-дин» водоизмещением 2155 т, длиной 76,4 м, шириной 13,2 м, осадкой 4,6 м, скоростью 16 узлов. Его оборудовали бронепалубой толщиной 152 мм со скосами к бортам и цистерной для водного балласта. Торпедных аппаратов не было, а на верхней палубе поставили 4 пушки калибром 57 мм. К тому времени флот США уже получал и миноносцы, и подводные лодки, и Катадинтак и остался одной из военно-морских диковинок.Последователь Эриксона нашёлся и в России, им оказался конструктор с.верхмалых субмарин Джевецкий. В 1892 г. он представил проект водо-бронного корабля с покатой верхней палубой. Под ней, на всю длину, располагалась балластная цистерна ёмкостью 15 т. Для движения по поверхности служил двигатель, потреблявший керосин, в по-лупогруженном положении гребной винт вращал электромотор, оба обеспечивали ход в 16 узлов.Внутрь корабля экипаж проникал по бронированным трубам со скобчатыми трапами, вооружение состояло из двух торпедных аппаратов.

Позже Джевецкий представил в Морской технический комитет описание улучшенного водобронного миноносца. В его носовой части предусматривалась рубка с перископом и органами управления, под ней отсек с торпедным аппаратом, за ним машинное отделение с паровым котлом, турбиной системы Раго и цистерной для 60 т жидкого топлива. От носа до кормы простиралась балластная цистерна.Перед выходом в торпедную атаку экипажу следовало принять в неё 60т воды и притопить корабль, чтобы на поверхности были только часть верхней палубы и рубка. Кстати, на верхней палубе изобретатель намеревался поставить малокалиберные скорострельные пушки и пулемёты. Интересно, что для проверки конструктивных решений Джевецкий изготовил отсек будущего миноносца и обстрелял из орудий разных калибров  он выдержал даже удары 152-мм фугасных снарядов. Впрочем, Морское ведомство строить водобронный миноносец не стало. Хватало и нормальных...С тех пор пути развития подводных лодок и миноносцев не пересекались. Первые нападали на противника из-под воды и, если позволяла обстановка, с поверхности. А миноносцы и их сородичи, эсминцы и лидеры, действовали только на поверхности, а если погружались, то непременно попадали в списки военных потерь...