Вертолет SH-2F Seasprite



SH-2F имел дублированное управление, причем второй пилот исполнял еще обязанности штурмана и тактического координатора. Первый пилот  командир экипажа  занимал место в кабине слева. Оператор оборудования  радиолокационного и гидроакустического, а также средств РЭБ  находился в кабине сразу за тактическим координатором. Было также предусмотрено место для одного пассажира или раненого на носилках, а при демонтаже пусковой установки радиогидроакустических буев в кабине можно было перевозить четырех человек или двух раненых на носилках. Силовая установкаПервые варианты Seasprite были однодвигательными, но с модели UH-2C машина стала двухдвигательной  с двумя ТВаД General Electric T58-GE-8B. SH-2F оснащался парой T58-GE-8F мощностью по 1350 л.с., a SH-2G получил двигатели General Electric T700-GE-401 мощностью по 1690 л.с. (как на Sikorsky SH-60 Sea Hawk). Модификация SH-2G может быть легко определена по обтекателям редукторов, заметно выступающим вперед из мотогондол двигателей.



Вертолет SH-2F получил четырехлопастный несущий винт марки Kaman 101, с титановыми втулкой и крепежными узлами. Винт имеет диаметр 13,4 м, скорость вращения винта  298 оборотов в минуту. Лопасти несущего винта складывались вручную, они имели смешанную конструкцию  были выполнены из алюминиевого сплава и композитов (D-образный лонжерон из алюминиевого сплава, сотовая конструкция хвостовых частей и обшивка из стеклоткани). Вертолеты, поставлявшиеся с 1987 года, стали оснащаться полностью композитными лопастями несущего винта, затем их установили и на ранних машинах. Чарльз Каман внедрил новую систему управления, в которой управление наклоном лопасти осуществлялось при помощи сервозакрылков на внешней части задней кромки лопастей.

Пилоны используются для подвески дополнительного топливного бака емкостью 378 л и магнитометра  на правом борту, и одной торпеды Mk 46  на левом борту. Ранние варианты SH-2 могли нести УР AIM-7 Sparrow, а экспортные варианты предлагались с возможностью подвески ПКР BAe Sea Skua и Kongsberg Penguin либо УР «воздух—поверхность» Hughes AGM-65 Maverick.Противоминная система Magic Lantern была разработана «Катап» на базе более раннего варианта, ML30, завоевавшего популярность в ходе войны в Персидском заливе. Обнаружение мин в приповерхностном слое  на глубину киля корабля  происходит с помощью лазерного луча, фактически, Magic Lantern  это так называемый лидар (LIDAR  от «light detection and ranging»), предназначенный для получения и обработки информации об удаленных объектах с помощью активных оптических систем. Хотя, конечно, система не позволяет обнаруживать мины, выставленные на большой глубине или донные мины.

Военные, впрочем, активного интереса к Magic Lantern долгое время не проявляли  на конец 1996 года лишь SH-2G из 94-й легкой вертолетной эскадрильи ПЛО были оснащены данной системой. Компания «Катап» вела работы по противоминным лидарам с 1987 года, а после подрыва 14 апреля 1988 года фрегата УРО «Самюэл Б. Робертс» (FFG-58), когда примитивная иранская мина М08 стоимостью всего 1500 долларов нанесла урон на 96 млн долларов, работы были интенсифицированы. Испытания системы «Катап» провела в 1989-1990 годах, а в 1991 году система ML30 была направлена для оценки возможностей в зону Персидского залива (операция «Буря в пустыне»). ML30 была установлена на SH-2F, дислоцировавшемся на американском фрегате «Вриленд» (FF-1058), всего в период февраль  апрель 1991 года было выполнено более 80 вылетов в северной части Персидского залива. Результатмножество обнаруженных мин в районах, считавшихся безопасными. Несмотря на недостаточную доработку системы и ее уязвимость от морской воды, дыма и пыли, ML30 продемонстрировала боеготовность на уровне 90%.