Самолеты Messerschmitt Me 262


Самолеты Me 262A поступили на вооружение более 20 строевых частей  от полноценной эскадры, такой как KG(J) 54 с штатной численностью более 100 машин и до таких небольших, как Kommando Gladenbeck, численностью всего в полдюжины машин, включая один Me 262А. Одним из первых подразделений, получивших новые самолеты, стал испытательный авиаотряд (Kommando, Kdo  команда), задачей которого являлась разработка методов и способов боевого применения революционно-нового истребителя компании «Messerschmitt». Данное подразделение, Ekdo 262, было создано в декабре 1943 года, большинство пилотов которой составляли летчики из эскадрилий тяжелых истребителей.Большую часть времени из девяти месяцев своего существования команда дислоцировалась в Лехфельде, недалеко от завода «Messerschmitt» в Аугсбурге. В составе Ekdo 262 числилось 20 самолетов  предсерийные машины и ранние А-1а. На счету команды 11 сбитых высотных самолетов-разведчиков и один бомбардировщик В-17, собственные же потери составили три самолета (все, по имеющимся данным, по техническим причинам).



За три недели до расформирования Ekdo 262 Гитлер пожелал,чтобы Me 262 применялся как истребитель-бомбардировщик. Первой фронтовой частью, перевооружившейся на ударный вариант Me 262, стала 51-я бомбардировочная эскадра «Edelweiss» (KG 51)  одно из старейших бомбардировочных подразделений. В мае 1944 года началось перевооружение 3-й эскадрильи этой эскадры, а два месяца спустя ее девять Me 262А-2а перебазировали во Францию (группа получила обозначение Eins. Kdo Schenk). Результаты были совсем не блестящими, и в сентябре группу вернули обратно.
54-я бомбардировочная эскадра «Totenkopf» приступила к перевооружению на Me 262 в сентябре.К тому времени Гитлер изменил свое решение, и основной упор вновь делался на применении Me 262 в качестве истребителя. Эскадра получила самолеты А-1а и была переформирована в 54-ю бомбардировочную (истребительную), что означало  бомбардировочная эскадра решает задачи истребительной авиации. Эскадрапотеряла в бою и по техническим причинам 225 самолетов, записав на свой счет лишь около 50 самолетов противника.

Вскоре еще два подразделения, созданные осенью 1944 года, были переориентированы на решение истребительных задач. Команда Новотны (Kdo Nowotny) ненадолго пережила своего командира, майора Вальтера Новотны, погибшего в бою 7 ноября. Ill группа 2-й учебно-боевой истребительной эскадры (EJG 2) занималась подготовкой пилотов для Me 262 и на пике своей истории насчитывала 30 инструкторов и 140 молодых летчиков (курсантов). Причем на счету инструкторов — почти все из 40 сбитых эскадрой самолетов противника. Впрочем, наибольших успехов добились летчики 7-й истребительной эскадры.
7-я истребительная эскадра стала самой результативной среди эксплуатантов Me 262, но наиболее запомнились действия 44-го истребительного авиаотряда (JV 44), созданного в январе 1945 года генерал-лейтенантом Адольфом Гал-ландом и вобравшего в себя многих летчиков-асов Люфтваффе.На завершающем этапе войны в Европе проявило себя и другое подразделение с Me 262 6-я группа ближней разведки (NAGr 6), получившая некоторое количество самолетов модификации A-la/U3. Планировавшиеся же к перевооружению на истребители Me 262А Schwalbe еще четыре части  6-я, 27-я, 30-я и 55-я бомбардировочные эскадры  сделать этого не успели.


Воспоминания пилотов


Me 262A стал революционным для своего времени боевым самолетом, а его появление оказалось весьма неприятным сюрпризом для летчиков союзной авиации. Гауптман Георг-Петер Эдер летал вначале в команде Новотны, а затем перешел в 7-ю истребительную эскадру. Он вспоминает: «Можно сказать, что свою первую победу на Me 262 я одержал почти случайно. Я вылетел на перехват высотного разведчика Lightning, но у наземного КП не получалось навести меня на цель.Я зашел со стороны солнца, с хвоста и несколько выше. С расстояния 80 м я вошел в инверсионный след самолета противника, бросив быстро взгляд на приборную доску и проверив прицел пушки. Вновь взглянув вперед  не прошло и секунды  я увидел, что Lightning уже заполнил собой все лобовое стекло. Я попытался взять выше, но было слишком поздно.

Я услышал сильный скрежет и вражеский самолет исчез.Я подождал несколько секунд, ожидая, что у моего самолета либо отвалится крыло, либо двигатель воспламенится, однако ничего не произошло. И я продолжил полет».Овладев своими новыми самолетами, пилоты Me 262 стали ощущать свое превосходство и воспаряли духом: «Мы больше не были дичью, мы снова стали охотниками!».Лейтенант Фриц Мюллер из 7-й истребительной эскадры вспоминал позже: «К югу от Дрездена я настиг одиночный В-17, следовавший на высоте 7500 м в сопровождении четырех Mustang  они шли далеко за ним на той же высоте. Я обошел их снизу и Mustang немедленно устремились в погоню, но отсюда ждать опасности не стоило. Тем временем Boeing стал уходить немного влево, так что я сближался с ним сверху под углом 5° и под углом 10° левого борта.

С дистанции около 1000 м его хвостовая установка открыла по мне огонь. Все случилось в считанные секунды  с дистанции 300 м я и мой напарник дали залп, затем наблюдали с дюжину попаданий в фюзеляж и между его двигателями, и тут же он оказался позади нас. Мы сделали круг, причем Mustang остались где-то далеко сзади, и наблюдали последние мгновения бомбардировщика, который падал вниз, разваливаясь на части, и затем взорвался».Впрочем, не всегда дела шли так гладко. Гауптман Хельмут Корна-гель, командир 7-й эскадрильи 54-й бомбардировочной (истребительной) группы, атаковал группу самолетов Р-38, и вдруг «неожиданно пушка перестала работать. Мне чудом удалось избежать ведущих ожесточенный огонь самолетов».В последние недели войны истребители Me 262 стали применять с подкрыльевых пусковых установок реактивные снаряды R4M. Обер-лейтенант Гюнтер Вегманн из 7-й истребительной эскадры, служивший ранее в подразделении тяжелых истребителей, принял участие в одной из таких атак на американские бомбардировщики в небе к западу от Берлина: «Эффект от их применения при залповой стрельбе с дистанции около 400 м был просто потрясающим. Дыры в фюзеляже, разорванные в клочья крылья, двигатели, груда алюминиевого лома и куски металла всех размеров заполонили небо вокруг. Казалось, будто какая-то гигантская рука опустошила в небе гигантскую мусорную корзину!».

Тем временем истребители-бомбардировщики Me 262А-2а 51-й бомбардировочной группы «Edelweiss» вели свою войну  атаковали врага с малых высот. Получив приказ нанести удар по британской колонне около леса Рейхсвальд, Отто Цаппенфельд вылетел на задание, но в районе цели обнаружил порядка 30-40 вражеских истребителей: «Раздумывать было некогда, поэтому я проверил вооружение  готово ли оно. На дистанции 1200 м я сбросил бомбы, небольшой толчок, и, уйдя влево, быстро покинул район».Однако все усилия были напрасны. После того, как американские войска взяли мост через Рейн в Ремагене, дежурный офицер 51-й эскадры принял звонок от самого рейхсмаршала Геринга, который требовал, чтобы добровольцы совершили самоубийственную атаку  таран моста: «Вызвались только двое. К счастью, приказ отменили  было уже слишком поздно».