Самолет Heinkel He 219 Uhu


Революционный по своей конструкции, Heinkel He 219 Uhu оказался, пожалуй, лучшим ночным истребителем Люфтваффе времен Второй мировой войны. Впрочем, его карьера была омрачена различными, в том числе производственными проблемами.Ernst Heinkel AG» была одной из основных самолетостроительных компаний нацисткой Германии, имевшей богатый опыт в области создания боевых самолетов. В середине 1940 года головной офис в Мариенее, пригороде Ростока, где располагалось конструкторское бюро, приступил к работе над несколькими новыми проектами, включая и проект 1064. Это был проект по созданию перспективного Kampzerstorer, фактически многоцелевого истре-бителя-бомбардировщика, способного решать задачи по завоеванию господства в воздухе, нанесения бомбоштурмовых ударов по наземным целям, ведению разведки и даже использования в качестве торпедоносца.

Отличительными особенностями нового самолета должны были стать герметизированная кабина с тандемной посадкой летчиков, высокорасположенное крыло, крупные мотогондолы двигателей (с нишами уборки двухколесных основных стоек шасси), двухкилевое хвостовое оперение и дистанционно-управ-ляемые стрелковые установки. Впрочем, заказчик посчитал проект излишне радикально инновационным, и вскоре его положили на полку.Главным идеологом создания в Люфтваффе крупных сил ночных истребителей был генерал-инспектор ночной истребительной авиации Йозеф Каммхубер. Ему не удалось убедить свое командование в необходимости создания современного специализированного ночного истребителя, но после встречи с Гитлером он получил разрешение на продолжение работ по проекту 1064 — самолет теперь получил обозначение Не 219. В то же время «Focke-Wulf» получила контракт на создание ночного истребителя Та 154 Moskito, но проблемы с его деревянной конструкцией существенно ограничивали боевое применение самолета.

Проект компании «Heinkel» был к тому времени проработан настолько, что первый прототип, Не 219 V1, поднялся в воздух уже 15 ноября 1942 года. Причем, вероятные проблемы с недостаточной управляемостью по крену и рысканию решили за счет удлинения фюзеляжа и увеличения площади хвостового оперения. Затем настала очередь тщательного подбора состава бортового вооружения и оборудования, но вариантов стало так много (29), что Министерство авиации потребовало сократить их до разумного для осуществления окончательного выбора. Возникла и новая проблема — участившиеся налеты авиации союзников, которые дважды, в марте и апреле 1942 года, практически полностью разрушали производственные мощности в Ростоке.В итоге «Heinkel» рассредоточила работы над Не 219 по разным заводам: фюзеляж изготавливался в Польше и затем перевозился в Германию, где осуществлялась окончательная сборка. В производстве были также заняты многие мелкие компании по всей стране.

Планировалось сформировать авиакрыло, вооруженное Не 219, уже к августу 1942 года, но на 1 апреля 1943 года имелось лишь пять опытных машин. Одна из них проходила сравнительные испытания с }и 88 — итогом их стал весьма негативный в отношении Не 219 отчет. Но компания все же получила первый заказ на 127 машин.Однако противники Не 219 не прекратили свою деятельность, и вскоре были организованы еще несколько сравнительных испытаний с участием Ju 88 и Do 217N. Характеристики Не 219, названного военными к тому времени Uhu («Филин»), оказались столь хороши, что сравнивать его с двумя другими самолетами перестали.Первый предсерийный самолет, Не 219А-0, был передан заказчику в конце мая 1943 года  самолеты поставлялись в двух подвариантах, Не 219A-0/R1 и /R2, вооруженных, соответственно, четырьмя пушками МК108 или МК 103. В распоряжении пилота был штурвал, на котором разместили максимально возможное число кнопок и переключателей. Как минимум, на одном Не 219А-0 было установлено катапультное кресло  впервые в мире. Конструкция машины была столь многообещающей, что на «Heinkel» уже видели тот день, когда на нее поставят реактивные двигатели.

Первыми самолеты получила 1-я группа 1-й эскадры ночных истребителей в Венло, на голландской границе. Первый боевой вылет выполнил экипаж майора Вернера Штрейба  в ночь с 11 на 12 июня 1943 года на Не 219А-0, бортовой № G9+FB, он сбил пять британских тяжелых бомбардировщиков, но при посадке на аэродром допустил ошибку, и самолет разбился. Экипаж, правда, остался цел.Однако Не 219 продолжали критиковать отдельные высшие чины Люфтваффе  даже несмотря на то, что в ходе следующих шести боевых вылетов экипажи этих истребителей сбили еще 20 британских самолетов, включая шесть Mosquito. Высокий боевой потенциал «Филина» уже нельзя было просто игнорировать, но тут возникли производственные проблемы  заводы-смежники не справлялись с заказами. Первоначальным планом предусматривалась постройка 100 самолетов в месяц, но реально получалось только 12.Самолет Не 219 постоянно совершенствовался, но многие модификации до серии не дошли. Их общими чертами стали удлиненные мотогондолы, демонтаж задней стрелковой установки (за исключением Не 219A-5/R4), установка более мощной РЛС FuG 220 Lichtenstein SN-2 с большой антенной Hirschgeweih, РЛС задней полусферы FuG 220, катапультного кресла и стрелковой установки типа schrage Musik, включавшей две пушки МК 108 с боезапасом по 100 снарядов на ствол и позволявшей вести огонь вперед-вверх, то есть заходить снизу и бить в уязвимую нижнюю часть бомбардировщика.

К середине 1944 года чиновники Рейхсминистерства авиации осознали, что их скептицизм по отношению к Не 219 Uhu оказался напрасным. Необходимо было срочно запускать массовое производство этих машин, но на тот момент это уже было невозможно. Не 219 так никогда и не выпускался в достаточном для Люфтваффеколичестве. Все внимание тогда перенесли на реактивные истребители, а Не 219 состояли на вооружении лишь 1-й группы 1-й эскадры ночных истребителей  она получала по 2-3 машины в месяц. Плюс к тому теперь «Филинам» приходилось встречаться в ночном небе с ночными вариантами Mosquito и нести при этом ощутимые потери.К январю 1945 года I-я группа 1-й эскадры ночных истребителей насчитывала 64 самолета, общие же поставки на тот момент составили 268 машин, плюс до серийного стандарта довели еще около 20 опытных машин, а другие шесть  разобрали на запчасти.Надо признать, Не 219 Uhu был превосходным самолетом в своем классе. Кроме того, как и британский Mosquito, немецкий Uhu был приспособлен для решения самого широкого круга задач, хотя большое количество различных модификаций не лучшим образом сказалось на ходе серийного производства. Не повезло «Филину» и с двигателями  «Daimler-Benz» и «Junkers» так и не смогли обеспечить необходимые поставки новых моторов.